Среда, 26.Апрель.2017, 14:54
Приветствуем Вас Гость
Регистрация | Вход
RSS
ПОСВЯЩАЕТСЯ МУЖЕСТВЕННЫМ ПОЛЯРНЫМ ПСАМ .... (ПЕСНЯ НА ТЕМУ КИНОФИЛЬМА "БЕЛЫЙ ПЛЕН") 
 

ПОСВЯЩАЕТСЯ АЛЯСКИНСКИМ МАЛАМУТАМ - СЕСТРЕ ИРВИСА НОРДА - АВРОРЕ (БОГИНЕ УТРЕННЕЙ ЗАРИ)  И БРАТУ ИРВИСА НОРДА - АМРЕДУ - (СЫНУ ПОЛЯРНОЙ ЗВЕЗДЫ)
 
 

 


 
Меню сайта
Форма входа
Друзья сайта
 
 
 
 
    Статистика
    Наш опрос
    Оцените наш сайт
    1. Отлично
    2. Хорошо
    3. Неплохо
    Всего ответов: 27
    Мини-чат
    Страница 1 из 11
    Модератор форума: polyris 
    КЛУБ ДРУЗЕЙ И ЛЮБИТЕЛЕЙ АЛЯСКИНСКИХ МАЛАМУТОВ И СЕВЕРА » КЛУБ ДРУЗЕЙ И ЛЮБИТЕЛЕЙ АЛЯСКИНСКИХ МАЛАМУТОВ, АРКТИЧЕСКИХ СОБАК И СЕВЕРА » ЕЗДОВОЕ СНАРЯЖЕНИЕ » ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕЗДОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ 2) (ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕЗДОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ 2))
    ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕЗДОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ 2)
    polyrisДата: Воскресенье, 05.Октябрь.2008, 05:31 | Сообщение # 1
    Admin
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 647
    Награды: 4
    Статус: Offline
    ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕЗДОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ(ПРОДОЛЖЕНИЕ 2)

    РУССКОЕ СТАРОЖИЛЬЧЕСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ

    В начале XIX в. русскому старожильческому населению побережья Ледовитого океана была уже известна современная восточносибирская нарта с цуговой упряжкой. На Охотском побережье также существовала аналогичная нарта с упряжкой цугом (собаки прикреплялись попарно к потягу), у п р я ж ь была типично восточносибирская - "прямой" алык с двумя перемычками.
    Вертикальная дуга отсутствовала на нартах у населения как Северного, так и Охотского побережий, но вместо нее пользовались запасным концом потяга. При помощи его возница отводил нарту в сторону.
    В конце XIX в. эту роль выполняла вертикальная дуга ("стоячий баран").
    Для понукания собак и остановки нарты употреблялся остол.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    ИТЕЛЬМЕНЦЫ

    В XVIII в. у ительменов бытовало два вида собачьих нарт - ездовые и грузовые. О грузовой нарте сведения очень отрывочные, известно лишь, что она была прямокопыльная.
    Ездовая нарта
    имела своеобразную конструкцию.
    Она состояла из полозьев, на которые укреплялись дугообразные копылья (две дуги); один конец дуги прикреплялся к одному полозу, другой - к другому. На высокие дуги-копылья насаживался узкий ладьевидный кузов. Передние концы полозьев загибались и соединялись поперечиной, к которой прикреплялась собачья упряжка.
    К р е п л е н и е мягкое: отдельные части нарты соединялись при помощи ремней, пропускаемых через просверленные отверстия, или же просто накладывались одна на другую и скреплялись ремешками.
    Н а р т а имела примерно следующие размеры: длина не превышала 2. 5 м, высота - около 1 м.
    Большинство материалов указывает на то, что у ительменов в XVIII в. преобладала продольная упряжка (цугом). Собаки пристегивались ремнями попарно к длинному потягу, прикрепленному к поперечине, соединяющей полозья; причем коренная пара пристегивалась непосредственно к самой поперечине. Всего в упряжку запрягалось от двух до пяти пар собак, чаще переднюю пару заменяла одна собака, передовая. Чтобы животные не разбегались в стороны, их привязывали еще за ошейники к коротким цепям на потяге.
    Можно предполагать, что раньше ительмены пользовались поперечной упряжкой (потяг отсутствовал, а собаки постромками пристегивались непосредственно к поперечине нарты). Об этом свидетельствует поперечная упряжка на одном старинном экземпляре нарт в Музее антропологии и этнографии (табл. 5, 3); характер цуговой упряжки у ительменов также говорит о ее связи с поперечной: коренная пара прикреплялась не к потягу, а к поперечине.
    Судя по музейным коллекциям, относящимся к концу XVIII и началу XIX в., собачья упряжь у ительменов была образца "косой" (петля-лямка с одной перемычкой), но, по-видимому, употреблялся и другой тип упряжи - простая петля без перемычки. Способ впрягания в такую петлю точно не известен. Судя по некоторым источникам, лямка обхватывала шею и одну переднюю ногу животного (левую для правой собаки в упряжке и правую для левой), как показано на фотографии, заснятой В. И. Иохельсоном в 1911 г.
    Ездовые нарты и упряжь у ительменов богато орнаментировались крашеными ремешками, деревянные части нарт раскрашивались в виде шахматных клеток, кожаные лямки расшивались сухожильными нитками и т. д.
    Источники XVIII в. сообщают, что ительмены садились на нарту боком (с правой стороны). Собаки управлялись при помощи определенных возгласов и остола весьма своеобразной формы. Кроме того, передовая собака сдерживалась длинным узким ремнем, идущим от ее ошейника до кузова нарт. Во время длительных путешествий брались лыжи: при трудном пути ими прокладывали дорогу.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    КОРЯКИ

    Конкретные данные по XVIII в. об упряжном собаководстве оседлых коряков отсутствуют. По косвенным сведениям можно предполагать, что оно было близко к ительменскому.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    ПРИМОРСКИЕ ЧУКЧИ И АЗИАТСКИЕ ИНУИТЫ (ЭСКИМОСЫ)

    Подлинной собачьей нарты, бытовавшей прежде у приморских чукчей и азиатских эскимосов, не сохранилось, но она может быть реконструирована на основании литературных и иллюстративных источников конца XVIII и начала XIX в. Это была дугокопыльная нарта.На полозьях укреплялись семь-восемь дуг-копыльев из оленьих рогов. На них накладывалась рама, заменяющая настил. Она состояла из нащепов и семи-восьми поперечных планок. Передние концы полозьев соединялись с нащепами дугообразно изогнутыми планками. Крепление мягкое: отдельные части нарты скреплялись ремешками.
    Судя по этим данным, а также по модели из коллекции Музея антропологии и этнографии, собачья нарта приморских чукчей и эскимосов конструктивно ничем не отличалась от ездовой оленной нарты, бытующей у чукчей и коряков до настоящего времени. Даже размеры их не особенно разнятся.
    Упряжь состояла из двух петель, соединенных между собою поперечной перемычкой. В петли продевались передние ноги собаки, перемычка ложилась ей на спину между лопатками. К концам петель пришивались постромки.
    В нарту впрягалось от трех до семи собак в один поперечный ряд веером: постромка каждой собаки привязывалась к передку нарты. Для управления и понукания собак служил кнут, а не остол.
    Нарта вышеописанного образца с поперечной упряжкой бытовала у приморских чукчей и эскимосов в конце XVIII и начале XIX в. Во второй половине XIX в. ее вытеснила прямокопыльная нарта и упряжка цугом. Первоначально новый вид упряжки употреблялся для дальних путешествии, старая же применялась для непродолжительных поездок, но к концу XIX в. она совершенно исчезла из обихода. Лишь при церемониальных и спортивных гонках пользовались поперечной упряжкой.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    ТИПЫ НАРТ

    Прямокопыльные

    К о п ы л ь я прямые, вертикально поставленные. Выделяются два варианта: с передней и задней дугами, с одной передней дугой.
    Нарта с передней и задней дугами.

    Характерные признаки.
    Прямые, вертикально поставленные к о п ы л ь я (четыре-пять пар).
    П о л о з ь я загнуты с обеих сторон и снабжены спереди и сзади горизонтальными дугами.
    К р е п л е н и е основных частей жесткое.
    К у з о в отсутствует.
    Р а с п р о с т р а н е н и е. В конце XIX и начале XX в. эта нарта была распространена повсеместно у нивхов, нанайцев, ульчей, орочей, айнов, частично негидальцев, удэгейцев. В настоящее время изредка употребляется в некоторых районах в Амурском бассейне в качестве грузовой нарты.
    Нарта с одной передней дугой.

    Характерные признаки.
    Прямые, вертикально поставленные к о п ы л ь я (три-четыре пары).
    П о л о з ь я загнуты только спереди. Имеется одна горизонтальная дуга (спереди) и одна вертикальная.
    К р е п л е н и е полужесткое- соединение полозьев с копыльями и вязок с копыльями, и мягкое - соединение всех остальных частей.
    На настиле неглубокий к у з о в, обрамленный нащепами и боковыми переплетениями из ремней.
    Р а с п р о с т р а н е н и е. В конце XIX и начале XX в. такая нарта была распространена у приморских чукчей, эскимосов, оседлых коряков, ительменов, русского старожильческого населения Сибири, частично у якутов, охотских эвенов и юкагиров, встречалась также у народов Амурского бассейна.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Дугокопыльные

    К о п ы л ь я в виде дуг; один конец дуги укреплен на одном, другой на втором полозе. Полозья загнуты только спереди.
    К р е п л е н и е мягкое, исключительно при помощи ремней.
    Известны два варианта: двухкопыльный, многокопыльный.

    Двухкопыльная нарта.

    Характерные признаки:
    Н а р т а двух-копыльная, высокая.
    К р е п л е н ие мягкое - дуги-копылья прикрепляются при помощи ремешков, пропущенных сквозь отверстия в полозьях. Передние концы полозьев соединены поперечиной. На копылья насажен ладьеобразный кузов.
    Р а с п р о с т р а н е н и е. Этот вариант представлен старинной нартой ительменов. Кроме них, бытовал, по-видимому, и у оседлых коряков.

    Многокопыльная нарта

    Характерные признаки.
    Н а р т а имеет семь-восемь дуг-копыльев, низкая. Концы дуг установлены в слабо обозначенные углубления на полозьях и укреплены с помощью ремешков . Каждый полоз загнут спереди и соединен с нащепом, образуя дугу. Настил - рама, расположенная на копыльях.
    По к о н с т р у к ц и и эта нарта сходна с оленной нартой чукчей.
    Р а с п р о с т р а н е н и е. В прошлом распространена была у эскимосов и приморских чукчей.
    К концу XIX в. оба варианта дугокопыльной нарты вышли из употребления.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Косокопыльные

    Характерные признаки. Копылья прямые (три, реже четыре пары), наклонно поставленные (наклон назад и вовнутрь), плотно укреплены в четырехугольных пазах полозьев. Полозья спереди соединены поперечиной. Кузов отсутствует. Крепление всех частей исключительно жесткое. По конструкции эта нарта сходна с оленной нартой ненцев. Распространение. В Северо-Западной Сибири бытует у ненцев, встречается у хантов и манси.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Упряжка способ расположения собак

    Продольная упряжка

    Основу у п р я ж к и составляет потяг, идущий от горизонтальной дуги до передовой собаки; остальные собаки пристегиваются к потягу постромками.
    Выделяются два варианта: попеременная упряжка ("елочкой") и парная упряжка (цугом).

    Попеременная упряжка ("елочкой").

    Характерные признаки.
    Собаки пристегиваются к потягу короткими ремешками на равном расстоянии одна от другой, чередуясь попеременно (одна - справа, другая - слева).
    Р а с п р о с т р а н е н и е. В конце XIX и начале XX в. попеременная упряжка бытовала у народов Амурского бассейна и на Сахалине - у нивхов, нанайцев, ульчей, орочей, айнов, частично у удэгейцев и негидальцев. В настоящее время почти вышла из употребления.

    Парная упряжка (цугом)

    Характерные признаки.
    Собаки располагаются парами: одна собака справа, другая - слева. Они пристегиваются к потягу длинными постромками, а иногда еще дополнительно - за ошейники.
    Р а с п р о с т р а н е н и е. В конце XVIII и начале XIX в. парная упряжка бытовала у русского населения Восточной Сибири и Дальнего Востока. Позднее распространилась у приморских чукчей, эскимосов, оседлых коряков, ительменов, северных якутов, оседлых охотских эвенов; в начале XX в. стала проникать в Амурский бассейн. В настоящее время употребляется повсеместно в Восточной Сибири и па Дальнем Востоке.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Поперечная упряжка

    Собаки располагаются в один поперечный ряд.
    Различают два варианта: веерная упряжка и блочная упряжка.
    Веерная упряжка.

    Характерные признаки.
    Длинные п о с т р о м к и, идущие от собачьих лямок, пристегнуты к кольцу на передке нарты, или же каждая в отдельности привязана к поперечине или горизонтальной дуге.
    Р а с п р о с т р а н е н и е. В прошлом веерная упряжка была характерна для упряжного собаководства чукчей, эскимосов и, вероятно, ительменов. В конце XIX в. встречалась у хантов, манси и cтарожильческого русского населения между Леной и Енисеем.

    Блочная упряжка.

    Характерные признаки.
    П о с т р о м к и - одна на двух собак - пропущены в кольца, свободно двигающиеся по ремню, привязанному к поперечине.
    Р а с п р о с т р а н е н и е. Такая упряжка известна у отдельных групп ненцев и хантов.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Упряжь

    Шейная упряжь

    Характерные признаки.
    Лямка-петля с одной или двумя поперечными перемычками пристегивается к потягу длинной постромкой. Голова собаки просовывается в петлю, перемычка или перемычки ложатся ей на спину.
    Различаются два варианта:
    лямка с одной перемычкой - "косая" (табл. Ill, За и 36) и лямка с двумя перемычками и дополнительным подбрюшным ремнем - "прямая".

    "Прямая" упряжь более совершенна; дополнительный ремешок, который проходит под брюхом, закрепляет лямку. При обоих вариантах собака тянет грудью.
    Р а с п р о с т р а н е н и е. Первый вариант в конце XIX в. был еще распространен на Камчатке и Чукотке. Широко употреблялся ительменами, коряками и местным русским населением Камчатки, в меньшей степени - приморскими чукчами, азиатскими эскимосами и русским старожильческим населением Северо-Востока.
    Второй вариант известен от устья Енисея до побережья Тихого океана, на Охотском побережье (с конца XVIII в.) ив бассейне Амура (с начала XX в.).
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Тазовая упряжь

    Характерные признаки.
    Лямка-петля надевается собаке на заднюю часть туловища, обхватывая область таза, Длинная постромка проходит между задними ногами. При такой упряжи собака тянет задней частью туловища.
    Р а с п р о с т р а н е н и е. В конце XIX и начале XX в. встречалась у хантов, манси и старожильческого русского населения Западной и Средней Сибири.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Лопаточная упряжь

    Характерные признаки.
    Лямка из двух отдельных петель, соединенных перемычкой. В каждую петлю пропускается одна передняя нога собаки, перемычка ложится ей на спину между лопатками. Собака тянет обеими лопатками.
    Р а с п р о с т р а н е н и е. Лопаточная упряжь до второй половины XIX в. бытовала на Крайнем Северо-Востоке у эскимосов и приморских чукчей. За пределами Сибири известна в Америке.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    ТИПЫ УПРЯЖНОГО СОБАКОВОДСТВА

    Восточно – сибирский тип

    Как уже указывалось выше, на протяжении 100- 150 лет на территории Сибири были известны пять типов упряжного собаководства. Упряжное собаководство было характерно для народов Северо-Востока, основным занятием которых являлась охота на морского зверя или рыболовство. К таким народам относились приморские чукчи, эскимосы, оседлые коряки, ительмены, частично северные якуты, эвены и юкагиры, т. е. оседлое население Чукотского п-ва, Камчатки, Охотского побережья и Северного побережья от устья Лены до Колымы. Большое значение упряжное собаководство имело и у русских, живущих на этой территории, здесь оно также было связано с рыболовством.
    Следующую группу народов, которые знали развитое упряжное собаководство, составляли рыболовы бассейна р. Амур и о. Сахалин - нивхи, нанайцы, ульчи, айны, орочи. У удэгейцев упряжное собаководство было только у северных групп, которые больше других занимались рыболовством.Несколько иную картину представляет упряжное собаководство у народов Западной Сибири. Здесь собачий транспорт имел второстепенное значение, уступая место оленному и конному. Это наглядно можно наблюдать у хантов и манси. У ненцев упряжное собаководство имело очень ограниченное распространение, оно было известно только безоленным группам и было связано в большей степени с охотой, чем с рыболовством.
    Вопросы происхождения разных типов упряжного собаководства, равно как и отдельных его элементов, весьма сложны . Из всего круга вопросов, связанных с генезисом упряжного собаководства, остановимся лишь на некоторых.
    Использование собаки в качестве тягловой силы несомненно появилось раньше упряжного собаководства. Совсем недавно широко практиковалось впрягание собаки в ручные нарты у многих народов Сибири, не имеющих специальных упряжных собак. Это применялось в основном в трех областях хозяйственной деятельности: на промысле в тайге, где охотник вместе с собакой тащил нарту с припасами (ханты, манси, кеты, селькупы, верхоленские, амгуно-чумиканские и некоторые другие группы эвенков, орочи, удэгейцы, ороки); во время перекочевок, когда за отсутствием упряжных животных человек и собака перевозили домашний скарб и детей (верхнеколымские юкагиры, сымские эвенки); для мелких хозяйственных работ - подвозки дров, воды и т. д. преимущественно женщинами и детьми (ханты, манси, кеты, коми, селькупы).
    В тягловом собаководстве сохранились наиболее примитивного вида нарты и упряжь; таковы, например, волокуша (непские эвенки), бескопыльная нарта (сымские эвенки) и другие формы примитивных нарт, не применяемые в упряжном собаководстве.
    Конструкция и формы ручных нарт, точно так же как и упряжи, весьма разнообразны. Мы остановимся лишь на тех, которые сходны с нартами упряжного собаководства. К ним могут быть отнесены следующие разновидности нарт: 1) охотничья (ручная) нарта кетов, селькупов, хантов и манси, 2) другая разновидность охотничьей нарты Западной Сибири, распространенная также в Саяно-Алтайском нагорье и на Европейском Севере, 3) ручная нарта хантов и манси, конструктивно аналогичная собачьей и оленной, 4) охотничья нарта Амурского бассейна (у орочей, удэгейцев, амурских эвенков). Можно считать, что нарты, употребляемые в упряжном собаководстве, восходят к более древним формам ручных нарт. Однако вопрос по отношению к отдельным типам оказывается более сложным.
    Охотничья нарта Амурского бассейна тождественна с собачьей нартой, распространенной на этой территории (амурский вариант), но меньших размеров. Она имеет такой же формы вертикально поставленные копылья (но не четыре-пять пар, как в собачьей, а только две-три), такие же полозья, загнутые с обоих концов и снабженные двумя горизонтальными дугами, одинаковую технику крепления. Амурская охотничья нарта по сравнению с собачьей была более широко распространена. Кроме тех народов Амурского бассейна, которые занимались ездовым собаководством, охотничью нарту употребляли все группы удэгейцев и амурские эвенки. Имеющиеся материалы пока не позволяют решить вопроса о том, послужила ли охотничья нарта прототипом для собачьей или наоборот. Известно, что у амурских звонков охотничья нарта этого типа появилась только в XX в., когда эвенки в некоторых районах утеряли оленей и должны были заниматься главным образом охотой.
    Более определенно можно сказать о происхождении ручной нарты, бытующей у хантов, манси.
    Конструктивно она не имеет отличий от оленной нарты Западной Сибири, но делается несколько меньших размеров. Ею пользуются исключительно для мелких хозяйственных работ около дома с собакой или без собаки; такая нарта очень часто употребляется в качестве детских салазок. Пазовая техника крепления (отверстия выдалбливаются с помощью долота) скорее говорит о копировании ручной нарты с оленной.
    Охотничья ручная нарта кетов имеет прямые копылья, чаще наклоненные назад, и довольно глубокий кузов из дранок. Такая нарта распространена у кетов главным образом в качестве охотничьей для подвозки припасов в тайгу. Охотник везет нарту сам, а чаще припрягает в нее одну-две собаки. Таким способом пользуются нартой селькупы, ханты и манси. У последних количество впрягаемых собак бывает и больше. Вопрос об отношении этой разновидности ручной нарты к типам собачьих нарт остается пока неясные.
    Наибольший интерес в генетическом плане представляет западносибирская охотничья нарта. Она широко распространена в Западной Сибири, включая и Северный Алтай. Такая нарта известна шорцам, северным алтайцам, хакасам, кетам, коми, русским охотникам севера Европы и Зауралья; с некоторыми отличиями в деталях она встречается также у эвенков.
    Это прямокопыльная нарта; три, реже четыре или две пары копыльев поставлены вертикально; каждая пара соединена вязками, на которых укреплен настил. Верхушки копыльев соединяют нащепы, по одному с каждой стороны; между ними и настилом образуется род кузова. Боковые стенки кузова переплетаются ремнями или веревками. В северных районах к загнутым передним концам полозьев прикрепляется горизонтальная дуга, на нартах Саяно-Алтайского нагорья она отсутствует.
    Сравнивая этот вид охотничьей нарты с прямокопыльной собачьей нартой (восточносибирским вариантом), можно заметить, что по конструкции обе должны быть отнесены к одному типу. Как в той, так и в другой прямые, вертикально поставленные копылья, дополнительно закрепленные ремешками, одинакового устройства кузов с характерными переплетениями. Сходство довершает горизонтальная дуга. Отличия относятся лишь к размерам и к более тщательной отделке собачьей нарты.
    Принимая во внимание такое поразительное сходство, можно высказать предположение, что восточносибирская собачья нарта ведет свое происхождение от западносибирской ручной охотничьей нарты. К этому вопросу мы вернемся ниже, после описания видов упряжи, применявшейся в тягловом собаководстве.
    Собачья упряжь для ручной нарты весьма разнообразна и не имеет четко установившихся форм. Наиболее характерным являются два типа упряжи - тазовая и шейная (последняя в обоих вариантах - с одной и двумя петлями-лямками); грудная встречается чрезвычайно редко.
    Отсутствие устойчивости форм проявляется также в бытовании обоих типов упряжи у одного и того же народа. Кеты применяют как тазовую, так и шейную упряжь. О характере упряжек в тягловом собаководстве говорить не приходится, так как за редким исключением в ручную нарту впрягается только одна собака.
    Вопрос о генезисе восточносибирского варианта прямокопыльной нарты тесно связан с вопросом о происхождении восточносибирского типа упряжного собаководства в целом. Имеющиеся материалы позволяют заключить, что в распространении восточносибирского типа упряжного собаководства большую роль сыграло русское население.
    Можно проследить продвижение восточносибирского варианта прямокопыльной нарты с запада на восток. За 100 лет эта нарта из районов между Леной и Индигиркой распространилась до побережья Тихого океана на востоке и до Амура на юге. В. И. Иохельсоном было высказано мнение, что русские заимствовали собачью нарту от юкагиров и, усовершенствовав ее, распространили дальше на восток.Хотя у юкагиров в конце XIX в. и был распространен восточносибирский вариант нарты, эта гипотеза встречает возражения. Во-первых, отсутствуют достаточные данные о знакомстве юкагиров с упряжным собаководством до прихода русских. Во-вторых, трудно объяснить, почему русские обратили внимание на собачью нарту, только достигнув Индигирки и Колымы.
    Тягловое и, по-видимому, упряжное собаководство было известно местному населению Западной Сибири задолго до его знакомства с русскими. Здесь же бытовала и ручная охотничья нарта, сходная с нартой восточносибирского типа упряжного собаководства. Более правдоподобно поэтому приурочить возникновение восточносибирского варианта прямокопыльной нарты к районам Западной Сибири. Вместе с тем следует подчеркнуть, что в данном случае, несмотря на сходство ручной западносибирской нарты с восточносибирской, вряд ли можно говорить о простом перенесении конструкции и формы с охотничьей нарты на собачью.
    Материалы XVIII в. и более раннего периода свидетельствуют о том, что, хантам была известна собачья нарта, по-видимому, несколько отличной конструкции. Она также была прямокопыльной, с горизонтальной дугой, но без кузова или с неглубоким кузовом, без характерных сетевых переплетений боковых сторон; употреблялась с тазовым типом упряжи.
    Можно предположить, что именно этот вид нарты и лег в основу создания нового варианта нарты - восточносибирской. На это указывает конструкция собачьей нарты, бытовавшей еще в XX в. у старожильческого русского населения р. Пясина. Последняя конструктивно сходна с восточносибирской, но имеет очень неглубокий кузов, в ней отсутствуют ременные переплетения боковых сторон и вертикальная дуга.
    Поскольку эта изолированная группа русских сохранила много архаических черт в своем быту, можно допустить, что их вариант собачьей нарты наиболее приближается к прототипу. Интересно, что архаические черты в собаководстве этой группы населения прослеживаются и в упряжи: у пясинских русских до первой четверти XX в. преобладала тазовая упряжь. Заслуживает внимания гравюра из работы Г. Сарычева, на которой изображена езда на собаках в окрестностях Охотска; нарта очень близка к восточносибирской, но также не имеет вертикальной дуги и переплетений.
    В целом развитие восточносибирской нарты рисуется следующим образом. Русские, познакомившись с транспортным собаководством Западной Сибири, воспользовались этим очень удобным средством передвижения. Первоначально, по-видимому, они употребляли местную ездовую нарту, но быстро ее усовершенствовали, дополнив конструкцию некоторыми особенностями ручной охотничьей нарты: увеличили глубину кузова, снабдили переплетениями и т. д. В таком виде нарта проникла в Восточную Сибирь, а отсюда постепенно распространилась на Охотское побережье, на Чукотку и Камчатку, на Амур, вытеснив из этих мест все существующие до того времени виды нарт.Параллельно с усовершенствованием нарты шло и усовершенствование упряжи. Плохо приспособленная для перевозки грузов, сильно изнуряющая собак тазовая упряжь Западной Сибири была заменена новой - грудной, которая является подражанием конской сбруи. Возможно, что и продольно-парная упряжка также ведет свое происхождение от конской упряжки цугом. В целом можно заключить, что русское население Сибири явилось не только распространителем, но и создателем восточносибирского типа упряжного собаководства.
    В. Г. Богораз считал, что езда на собаках в Западной Сибири "явно позднейшего происхождения".
    Если в отношении северо-западного типа (с косокопыльной нартой и блочной упряжкой) это положение правильно, то оно никак не может быть распространено на упряжное собаководство Западной Сибири в целом. Сведения об употреблении собак для езды на этой территории содержатся во многих исторических известиях, относящихся к XV-XVII вв. и к более раннему времени.В. Н. Чернецов в доказательство древности упряжного собаководства Западной Сибири приводит лингвистические данные: мансийский термин для грузовой оленной нарты амп сун в буквальном переводе означает - "собачья нарта". Это, по его мнению, "указывает на то, что в былое время в нарту впрягалась собака".Выше уже отмечалось, что в Западной Сибири можно проследить хронологически два различных типа упряжного собаководства. Первый (западносибирский) предшествовал, по-видимому, оленеводству.
    Ко второму типу (северо-западному) относится собаководство ненцев; оно распространено у тех групп или отдельных семей, которые в силу разных причин лишились оленей и вынуждены были заниматься охотничьим промыслом. Ездовые собаки употреблялись при объезде настороженных пастей. В северо-западном упряжном собаководстве нарта та же, что и оленная, изменена очень незначительно (нарта стала более низкой и менее громоздкой). Способ расположения собак в точности воспроизводит упряжку оленей. Сходство дополняют способ посадки на нарте (с левой стороны) и употребление хорея для управления упряжкой (вместо остола). Современный северо-западный тип упряжного собаководства несет на себе яркие следы недавнего происхождения от транспортного оленеводства и не имеет, по-видимому, генетической связи с древним западносибирским типом.
    Суммируя изложенные материалы, касающиеся происхождения упряжного собаководства Сибири и развития отдельных его типов, мы приходим к следующим основным выводам.
    1. Базой для возникновения упряжного собаководства явилось использование собаки в помощь человеку, главным образом при перевозке грузов.Возникновение упряжного собаководства и дальнейшее его развитие было обусловлено в основном специализацией рыболовецкого хозяйства. Ручная нарта удовлетворяла потребности охотничьего хозяйства. Когда же из массы древних охотничье-рыболовных племен Сибири выделились рыболовы и охотники на морского зверя и создались условия, обеспечивавшие содержание большого количества специальных транспортных собак (запасы корма), возникло упряжное собаководство.
    2. Пять описанных выше типов упряжного собаководства возникли независимо в разных центрах, хронологически неодновременно. Самый молодой из них - северо-западный тип. Он возник, по-видимому, лишь в XIX в. Составные элементы этого типа отражают непосредственное влияние нартенного оленеводства.
    .
    Восточносибирский тип упряжного собаководства также имеет позднее происхождение; его возникновение и развитие связано с появлением русских в Сибири и может быть датировано XVI-XVII вв.Амуро-сахалинский, чукотско-камчатский и западносибирский типы хронологически предшествовали восточносибирскому.Датировка их может быть дана только с накоплением археологических материалов.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Западно-Сибирский тип

    Н а р т а: прямокопыльная (детальная конструкция неизвестна).
    У п р я ж к а: продольная (парная).
    У п р я ж ь: тазовая.
    П о с а д к а: боком.
    С п о с о б у п р а в л е н и я: не известен.
    Р а с п р о с т р а н е н и е: ханты, манси (?).
    Х р о н о л о г и я: этот тип бытовал предположительно до начала XIX в.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Северо-западный тип

    Н а р т а: косокопыльная.
    У п р я ж к а: поперечная (блочная).
    У п р я ж ь: основной тип упряжи трудно установить, иногда встречается тазовая.
    П о с а д к а: боком, с левой стороны.
    С п о с о б у п р а в л е н и я: с помощью хорея.
    Р а с п р о с т р а н е н и е: у ненцев, редко у хантов, манси.
    Х р о н о л о г и я: тип очень позднего происхождения, возник предположительно в XIX в.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Амуро-Сахалинский тип

    Н а р т а: прямокопыльная, с передней и задней дугами (амурский вариант).
    У п р я ж к а: продольная-попеременная ("елочкой").
    У п р я ж ь: шейная, в двух вариантах - лямка из одной петли и из двух петель (более поздняя).
    П о с а д к а: верхом.
    С п о с о б у п р а в л е н и я: с помощью двух остолов.
    Р а с п р о с т р а н е н и е: нивхи, нанайцы, ульчи, айны, орочи, частично удэгейцы и негидальцы.
    Х р о н о л о г и я: этот тип в настоящее время почти вышел из употребления.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Чукотско-Камчатский тип

    Известен в двух вариантах: чукотском и камчатском.
    Чукотский вариант.

    Н а р т а: дугокопыльная (многокопыльный вариант).
    У п р я ж к а: поперечная (веерная).
    У п р я ж ь: лопаточная.
    П о с а д к а: верхом (?).
    С п о с о б у п р а в л е н и я: с помощью кнута.
    Р а с п р о с т р а н е н и е: азиатские эскимосы, приморские чукчи.
    Х р о н о л о г и я: этот вариант перестал бытовать со второй половины XIX в.

    Камчатский вариант.

    Н а р т а: дугокопыльная (двухкопыльный вариант).
    У п р я ж к а: первоначально, по-видимому, веерная, позднее продольная (парная).
    У п р я ж ь: лопаточная (?) или близкая к ней, XIX в. грудная (лямка с одной перемычкой).
    П о с а д к а: боком, с правой стороны.
    С п с о с о б у п р а вл е н и я: с помощью остола и вожжи.
    Р а с п р о с т р а н е н и е: ительмены, коряки (?).
    Х р о н о л о г и я: этот вариант вышел из употребления во второй половине XIX в.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Коренные народы: Нивхское собаководство: второе рождение

    Порода нивхских ездовых собак к 1970-м годам практически полностью исчезла: кто-то посчитал, что на корм четвероногих помощников человека уходит слишком много рыбы, и в директивном порядке упряжное собаководство было сведено на нет.Однако времена меняются: если когда-то дешевое дизельное топливо и недорогие запчасти для «Буранов» позволяли не особо переживать по поводу отсутствия ездовых собачьих упряжек, то в последние два десятилетия нивхи все чаще и чаще задумывались про возрождение традиционного собаководства. Сделать первые шаги удалось благодаря «Плану содействия развитию коренных малочисленных народов Севера Сахалина».

    Возрождение традиционной породы - дело не из легких, проблем хватает.
    Стойбище Улво на заливе Чайво. Дружный лай собак, и визг щенков, неуклюже осваивающих жизненное пространство, встретили нас в стойбище Улво. Живущий здесь известный нивхский писатель Владимир Санги убежден, что родовые хозяйства коренных народов Севера, занимающиеся традиционными видами деятельности – рыболовством, сбором дикоросов - непременно вернутся к разведению собак. Владимир Михайлович уверен, что сумеет возродить собаководство, и для уверенности у него есть все основания.
    Грантовый проект «Развитие традиционного собаководства» - одна из более чем трех десятков инициатив, поддержанных в рамках «Плана содействия развитию коренных малочисленных народов Севера Сахалина», совместно реализуемого Советом уполномоченных коренных малочисленных народов Севера Сахалина, компанией «Сахалин Энерджи» и администрацией области.
    Возрождение традиционной породы - дело не из легких, проблем хватает. Сырая прошлогодняя осень не позволила сохранить на вешалах достаточного запаса юколы и рыбных хребтов. Тем не менее, на сегодня путем селекционного подбора сформировано маточное поголовье: порода нивхских ездовых собак получена практически заново. К концу 2007 года Владимир Михайлович рассчитывает сформировать рабочую упряжку, в настоящее время ведется обучение взрослых собак и подросших щенков.
    Следующий этап в продвижении своей идеи писатель Санги связывает с постройкой современного питомника с вольерами и кормокухней, манежами для щенков и утепленными «жилищами» для получения приплода.
    Наличие в стойбище собачьей упряжки и питомника ездовых собак станет стимулом для возрождения и других отраслей традиционного нивхского хозяйствования. Именно с развитием собаководства связывает Владимир Санги модель автономного и самодостаточного нивхского стойбища с устойчивым развитием.


    Весь напрягшись, он тянет вперед...
    И бросаеся в путь предстоящий...
    И он знает, что путь он пройдет!
    Как Полярный Пес Настоящий!
     
    КЛУБ ДРУЗЕЙ И ЛЮБИТЕЛЕЙ АЛЯСКИНСКИХ МАЛАМУТОВ И СЕВЕРА » КЛУБ ДРУЗЕЙ И ЛЮБИТЕЛЕЙ АЛЯСКИНСКИХ МАЛАМУТОВ, АРКТИЧЕСКИХ СОБАК И СЕВЕРА » ЕЗДОВОЕ СНАРЯЖЕНИЕ » ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕЗДОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ 2) (ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕЗДОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ 2))
    Страница 1 из 11
    Поиск:

    Copyright MyCorp © Все права защищены. Разрешается републикация материалов сайта с обязательным указанием ссылки на авторов материала (указание автора, его сайта) и ссылки cледующего содержания: " http://polyris.ucoz.ru/ Клуб Друзей и Любителей Аляскинских Маламутов, Полярных Арктических собак и Севера"  2017 г.  |