Четверг, 29.Июнь.2017, 06:49
Приветствуем Вас Гость
Регистрация | Вход
RSS
 
ИСТОРИЧЕСКАЯ РОДИНА АЛЯСКИНСКИХ МАЛАМУТОВ - АЛЯСКА, США http://www.terragalleria.com/parks/np-region.alaska.html
НА ДРУГОЙ СТОРОНЕ БЕРИНГОВА ПРОЛИВА ВИДЕН БЕРЕГ ЧУКОТКИ
Kobuk Valley National Park, Alaska, USA. http://www.terragalleria.com/parks/np.kobuk-valley.html
 


 
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ КАТАЛОГА
ПОЭЗИЯ [4]
ПОЭЗИЯ
ПРОЗА [39]
ПРОЗА
ФОРМА ВХОДА
ПОИСК
ДРУЗЬЯ САЙТА
 
 
 
 
    СТАТИСТИКА

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    НАШ ОПРОС
    Оцените наш сайт
    1. Отлично
    2. Хорошо
    3. Неплохо
    Всего ответов: 27
    МИНИ-ЧАТ
    Главная » Статьи » ТВОРЧЕСТВО (ПРОЗА, ПОЭЗИЯ И ДР.) » ПРОЗА

    Юрий Ковальков. БИРЮК
    Б И Р Ю К

    Весна в позабытой Богом и властью Глазовке выдалась на редкость ранней и дружной.
    Уже по летнему упорно и мощно , выкладываясь в полную силу, палило апрельское солнце.
    Деревья, еще недавно резавшие глаз своей черной наготой и убогостью, ласкали взор зеленью первой щедрой листвы.
    И травы, неделю назад едва заметные на грязном одеяле земли, не скупясь разбросали по лугам разнорадужье первых цветов. Природа оживала, радовалась долгожданному теплу. Веяло ароматным запахом близкого лета.
    Утро обещало теплый, ясный, как обычно, день. Но к полудню со стороны реки, неожиданно потянуло прохладой. Потом, откуда-то из-за Чарыша , словно нарождаясь в темных пятнах рощ ,выползли первые кучевые облака. Они тихо, без грома, подкрадывались, словно подбирались к жертве, устрашая молчаливой мрачностью.
    Впереди их , как вестник чего-то разгульного , пронесся по дорогам кувырком пыльный смерч; тревожно залопотала на ветвях липкая листва , потом резко , над самыми крышами , разорвался заряд грома и о землю , как-то неуверенно , ударились первые капли дождя . Но вот подтянулось все черное , кудлатое воинство туч и ливень поласанул по затихшей вдруг деревне.
    Истошно , перекликаясь , взвыли собаки. И в их нудный , душераздирающий вой , неожиданно громко , ворвался отчаянный , полный боли – стон.
    - Егерь поме-ер!
    В класс без стука ворвался мокрый , взъерошенный Жердев. Он замер в дверях и , загнанно разевая рот не мог вытолкнуть из себя слова.
    - Захар … Егорыч !..
    Клюев, соображая, тупо смотрел на Жердева , а класс уже молча , без крика и толкотни , выплеснулся в коридор …
    У домика егеря , сиротливо приткнувшегося с боку деревни , не взирая на дождь , толпился народ. Мужики стояли обособленно , в стороне. Говорили скупо .Больше молча курили.
    - Водка это все , бабы ! Как пить дать ! ,- донеслось до Клюева .
    - Сгорел … Прости , господи !
    Споткнувшись прыгающим взглядом об Клюева , Ершиха завздыхала , заприкладывала к сухим глазам платочек .
    Сергей молча отвернулся и , никого не замечая , побрел прочь .
    Вокруг его вились ребятишки : дергали за рукав рубашки , что – то кричали . Клюев , как сквозь вату , слышал их пронзительный писк и , отрешенно кивая , шел дальше .
    Ноги сами вынесли его на тропинку ведущую к озеру. Ребятня , взъерошенными воробушками скучковалась на бугре перед рощей и удивленно провожала учителя . Он обернулся , махнул им рукой : « Идите !» и , пройдя еще немного , увидел впереди рябь озера .Здесь , у озера , состоялась последняя встреча учителя с егерем…

    … Клюев любил переломную середину весны . Любил за то , что в это время на перелете , из своеобразной цепи птичьих стай , тянувшихся к местам гнездований и неумолкной трескотней своей оповещавших округу о близком лете , иногда выбивалось какое – нибудь звено и опадало на озерке близ деревни . Именно тогда , осторожно подкравшись , можно было сфотографировать птиц в той природной красе , которая присуща им лишь на воле .
    Каждое утро , едва только над рощей , кроваво – желто отсвечивала заря , он уже сидел в своем скрадке и сучил ногами , тщетно пытаясь одолеть предутренний холод .
    День постепенно набирал силу , а в небе так и не появилось ни одной стаи . Еще не жаркое солнышко слегка пригрело волглую прибрежную землю , над озерцом около получаса бесшумно повздыхал туман , потом опал .
    Проснулся Сергей от смутного чувства , что на него смотрят …

    Перед скрадком , широко расставив ноги , стоял бородатый мужик лет этак под семьдесят .
    Мужика Клюев узнал , хотя знаком не был , но слышать о нем он слышал . Рассказывали в деревне , будто раньше Захар Лыков жил не здесь , а где – то под Бийском . Семьи у него не было!
    Вероятно по этой простой причине работе своей он отдавался целиком . Начальство в нем души не чаяло , хотя и осуждало егеря за одну его отличительную особенность , которая всех удивляла .Весной , всегда в один и тот же день , уходил Лыков в недельный запой .
    - Не будет седни лету , Иваныч . Выходной у птах …- сказал Лыков и для убедительности посмотрел из-под руки на чистое небо .
    - А я по твою душу . Знал , что здесь днями пропадаешь …
    Петровна , у которой квартировал молодой учитель , нашептывала ему , что егерь у них – бирюк , злыдень и , что вообще он – бес !
    - Им, бесам– то , водку пить можно лишь в определенный срок . Вот Захарка –то и хлешет ее милую весной . Время подходит !
    Однако знал Сергей о бирюке и другое, что не такой уж он и нелюдим . Была и у него живая отдушина – дети.
    Уж каких только он игрушек – зверушек не понаделает из дерева ребятне ! Многие из них хвастались поделками Клюеву . Умел Захар подобрать ключ к ребячьему моторчику . Вот и несла малышня к нему свои горе и обиды . А взрослым егерь не доверял .
    Лыков измерил Клюева оценивающим взглядом , помолчал . Решался .
    - Пойдем , что – ли ?..
    Молодая травка , несмотря на буйный рост , не успела полностью покрыть влажную землю . На небольшой полянке , окруженной со всех сторон тоненькими ветлами , была раскинута плащ – палатка . В центре походного стола , среди нехитрой закуски , возвышалась бутылка « Столичной».
    - Никак дата какая ?- спросил Клюев.
    Захар , с какой то неясной , натянутой улыбкой , посмотрел на Сергея и , вздохнув , ответил :
    - Девятнадцать нам седня , Иваныч ,- и повторил ,- девятнадцать.
    - Шутник Вы , Захар Егорыч …
    Лыков , опять же непонятно от чего , горько усмехнулся . Сел. Наполнив стаканы он долго отрешенно смотрел на бутылку , тяжело крякнул и , взмахом головы отогнав мысли , поднял стакан.
    - Ну , Иваныч , давай , дрогнем !
    Потом посмотрел на водку и тихо добавил :
    - За вас , сынки !..
    Закусывали молча . Потом , так же храня молчание , пили . Вокруг , приветствуя тепло, радуясь хлопотливой жизни , заливались птахи.
    - Я ведь че пью ?- нарушил тишину егерь.
    - Нутром энту пакость не переношу . Веришь ? – посмотрел на Сергея , ухмыльнулся.
    Он опять замолчал и , как – то быстро отстраняясь от всего мира , долго мял обкусанную «Беломорину». Чмокал , потягивая , не замечая , что она потухла .Заметив – отбросил окурок .
    - От язви его ! – неожиданно сморщился Лыков .
    - Повынули железа из меня уж и не знаю сколь. Врать не стану. А один , стервец , до сих пор копошится где –то у сердца.
    Он ощупал место ранения и хохотнул :
    - Хе ! Двигается , шельма , потихоньку !
    Только сейчас , присмотревшись , Клюев заметил на лице Лыкова тот отпечаток времени и чего –то еще недоступного ему , чем прекрасна мудрая зрелость . Сквозь скорбно сдвинутые брови , из – под прищуренных глаз , блестела предательская слеза.
    Сергей был первым человеком , перед которым «бирюк» открывал душу. Было видно , что ему необходимо выговориться . Он поминутно хватал Сергея за плечо и тряс его , опасаясь , что тот не слушает .

    - Почему , думаешь , я с тобой говорю ? С детями ты в контакте. И душа у тебя в общении с имя – очищается. Люблю детев !
    Он улыбнулся , как –то наивно , по детски беззащитно .
    - Своих –то нет, как видишь, а в них ,шалопаях , столько жизни , что и самому умирать не хочется . Молодеешь с ними . И души у них не успели еще заляпаться … Вот только где теряется эта детская чистота со временем ?.. Почему они тянутся ко всякой пакости ?.. И с удовольствием ведь тянутся!? Не-ет , я не говорю , что они хуже моих годков . Ведь нет же ! Но перерождаются , что поразительно . Из какой миски они черпают эту жестокость ?.. Ведь какая желчь и ненависть в их бешенных глазах ! Смотрят на тебя так , как на нас фрицы не смотрели . Прожигают !..
    И вдруг резко , без перехода , продолжил :
    - А пью я весной за помин …

    … Со стороны переправы , над нежно-зелеными макушками деревьев , тяжело вздыхая , тянулись смрадные клинья дыма. Канонадная симфония смерти всё настойчивее и всё больнее терзала перепонки. Шофер все чаще тревожно и вопросительно поглядывал на дремавшего старшину. Когда впереди перед капотом замаячила руками-«мельницей» вынырнувшая из лесной чащи фигура в разодранной шинели , он с облегчением до отказа утопил педаль тормоза.
    Матюкнувшись про себя: «Кого там черт вынес?» ,-Лыков , потирая ушибленный лоб ,с сожалением покинул теплую кабину и вытянулся перед заляпанным грязью лейтенантом.
    - Старшина Лыков . Следую с пополнением в полк.
    Взгляд красных от недосыпания глаз лейтенанта в опаленных безбровых глазницах удивленно замер на губах Захара и офицер с трудом просипел сорванным голосом:
    - Лейтенант Мишкин! Какой , в дымину , полк , старшина. Дуй к берегу – занимай живо оборону. Немцы уже на этой стороне.
    - Откуда ?!- Захар бегло глянул на пустую дорогу , змейкой убегавшую за березняк к переправе.
    - А хрен его знает! Прут, сволочи. Меня майор послал собирать всех , кто по дороге тянется . Хотели мостик рвануть , так наши же соколы-летчики нас же и причесали . А вот фрицы на танках прошли!
    Он лениво пробежал взглядом по сидевшим в кузове бойцам и повернулся к Лыкову.
    - Почему так мало ?
    - Полковая разведка ,- улыбнулся старшина , глядя на своих желторотиков.
    - Основное пополнение следом идет. Пешим ходом.
    Лейтенант нервно икнул , сморкнулся кровавым сгустком . Сипло вздохнул и как-то по стариковски , будто на последнем вздохе – вытолкнул:
    - Побыстрее – бы !..
    Он еще раз прожег каждого бойца запавшими глазами и хлопнул по плечу крайнего:
    - Ничего , цыплята!
    Старшина «прыснул» в кулак . Его «цыплята» превосходили лейтенанта и в росте и в объеме едва ли не в двое.
    Командир ускоренной выпечки шагнул к Захару и , зажав в черном костлявом кулаке надраенную пуговицу старшины , просипел в лицо :
    - Вот что , старшина ! Перекрывай-ка ты дорогу. Они тут точно попрут на город. Заройся и жди…
    И продержись! Большая у меня к тебе просьба!
    Тяжело переставляя неподъемные от грязи сапоги , ссутулившись , лейтенант побежал через лесок к переправе. Туда , где звенел железом затяжной бой. Туда , где справляла кровавый пир смерть.
    - Продержи –и-ись !... – прежде чем нырнуть в лесную чащу , надрывая горло , крикнул Мишкин и с ходу налетев на щедрую цепочку пуль , жадно вобрав их иссохшимся телом , он надломился в поясе и ткнулся головой в землю.
    - Пожаловали гости!- оглянувшись на вытянувших шеи бойцов , произнес Лыков.
    « Не успели!»,- не решительно зародилась мысль , но её уже упорно подталкивали следующие.

    - А ну , брысь , из кузова ! Стеблов , прими гранаты . Юдин – подавай ! Ну что, разведка ? Рыть землянки часу нет ! Приказ всем ! Ищи ямы , бугры , любое укрытие . Не бегать! Не суетиться ! Не паниковать! Рассредоточиться ! Бунин, как разгрузят – дави на газ . Гони за подмогой !

    Молодые, необстрелянные парнишки , без малейшего намека на растерянность и страх , четко выполняли все приказы старшины . Карусель оборонительных процедур закрутилась.
    Юдин быстро поскидал Стеблову ящики с боеприпасом , саданул кулаком по кабине : « Бунич, пошел !», но спрыгнуть не успел. Дорога вздыбилась от страшного взрыва . Обломки «полуторки» ещё кувыркались в воздухе , а вражеский танк уже выискивал щупальцем-пушкой новую жертву. Высмотрев её , он с каким –то глухим причмокиванием , выплюнул снаряд в сторону Стеблова. Сашка , судорожно глотая вырывавшиеся рыдания , тянул ящик с патронами и не отводил взгляда от догоравшей машины. Неведомая сила толкнула его в спину. Ящик, ломая Сашкины ногти , вырвался из Сашкиных рук и , сделав кульбит в воздухе , опустился на стриженную Сашкину голову в новенькой пилотке.
    - Лежа-ать !
    Захар жестко , не жалея , толкнул пробегавшего мимо Буракова. Костя со всего роста по уши зарылся в омерзительную жижу.
    - Не суетись , сказал !Смотри туда , откуда враг идет ! Воевать сейчас будем , Бураков !
    Лыков приподнялся на локте .Огляделся вокруг и отметил места , где извиваясь втискивались между кочками его бойцы.
    - Как же так , товарищ старшина ?! У Сашки сегодня день рождения и вот !..-размазывая по щекам жижу спросил Бураков.
    - Ты сейчас о своей «тыковке» думай. Вон они –высыпали!
    Из-за черных коробок танков появились серые фигурки немцев. Всё новые грязные комочки , как бы нарождаясь из пелены , выныривали из березняка. Казалось, что вдоль дороги закопошилась мышиная стая .
    - Васюнин! Астахов ! Берите на себя танки . Всем остальным – отсекать пехоту !
    Короткие очереди девяти автоматов дробно вклинились в какофонию боя. Немцы ответили из пяти десятков стволов и фонтанчики апрельской жижи заплескались перед лицами разведчиков.
    Васюнин вытер о штанину взмокшую ладонь , погладил прохладную сталь гранаты и пополз на перерез танку. Свист пуль над головой заставил его на секунду вжаться носом в холодную лужу. Когда он приподнял голову – «тигр» был уже рядом. Иван швырнул гранату в закрывшее обзор днище танка. Комья земли ещё не успели опасть , а Васюнин понял , что ненавистная махина неуязвимо двигалась дальше. Она зловонно дышала , урчала , вынюхивала его молодую разухабистую жизнь. Иван рванулся в сторону и уже не почувствовал , как через мгновение траки перемалывали его неожиданно хрупкое и податливое тело. Удовлетворенно отрыгнув клубом черного дыма «тигр» тронулся в дальнейший поиск , но его порыв остановил точный бросок Астахова.
    Старшина поменял второй диск. Немцы пёрли невзирая на потери. Со стороны разведчиков очереди раздавались всё короче и всё реже.
    - Лёха-а !
    Астахов лежал с перебитыми ногами. Он слышал старшину, он видел проползавший мимо танк , но не мог подняться и метнуть гранату . Сжав от злости и беспомощности зубы , Алексей направил автомат на башню «тигра» и выпустил длинную очередь по броне.
    Лыков краем глаза видел , как многотонная махина , резко остановившись , клюнула хоботом к земле , развернулась на месте и загремела гусеницами в сторону Астахова.
    Захар бросил гранату в набегавших немцев и тут же почувствовал несколько хлёстких ударов по телу. Утухающее сознание Лыкова ещё успело отметить мощный взрыв двух гранат под Астаховым , но разрывы снарядов подоспевших на помощь «тридцатьчетвёрок» старшина уже не слышал.

    Очнулся Захар только через два дня. В госпитале.
    - Товарищ майор ! Он пришёл в себя , - раздался где-то рядом , но глухой и далёкий женский голос. Откуда-то из мутной пелены выплыло небритое лицо комбата.
    - Очухался , старшина ?! Значитца– повоюем ещё !
    - Мои … как ?.. ,- с трудом разлепив засохшие губы прохрипел Лыков.
    Изображение майора плавало, появлялось и исчезало волнами , но Захар сразу отметил , что глаза комбата забегали по сторонам , словно искали поддержки у рядом стоявших .
    - Один ты … старшина …

    … На деревьях , в небе свистали птицы , выводили свои замысловатые трели . Шумел среди веток шалун – ветер , а Клюеву казалось , что наступило какое –то провальное затишье. Разрезая мощными крыльями бирюзовую синь, пролетали лебеди. Егерь поднял голову.
    - Лебеди…Ты смотри , без выходного …Гордые птицы ! И верные !
    Он взъерошил рукой редкие волосы и потянулся к стакану.
    - Давай , Иваныч, дрогнем . Помянем ребят . Девятнадцать им сегодня . И вечно!
    Выпить не успели .
    Размеренный свист лебединых крыльев внезапно разорвал выстрел. Косяк гордых птиц не шелохнулся – взметнулся разъяренный Лыков.
    - Поганцы !
    Бросив стакан он ринулся через ветляк напролом туда , откуда выплеснулся смертоносный свинец. Несмотря на разницу в возрасте , Клюев с трудом догнал Захара. Дышал егерь загнанно , надсадно , но погони не прекращал. Лишь на мгновение приостановился – прислушался и, забирая влево , ринулся вновь.
    Между преследователями и охотниками лежала небольшая прогалина прибрежного камыша. Их заметили сразу , стоило Лыкову с Сергеем вывалиться из чащи.
    Захар , в изнеможении, опустился на траву. Мужики бегающими озверелыми глазками облизывали сидящего егеря. Он спокойно отёр рукой с лица пот и вяло махнул рукой :
    - Э-э-э! Не стыдно ?!
    Охотники переглянулись и вдруг сорвались с места .
    - Гринька ! Стой , стервец !
    Гришка Малюкин спотыкался об коряги , вычурно чертыхался , но бежал. Он знал , что в деревне он сразу придёт в дом деда Захара и отдаст повинную голову на порицание , но сейчас какой то идиотский азарт погони не давал ему остановиться. И когда он упал и, вытирая грязной рукой исцарапанное в кровь лицо увидал над собой раскрасневшегося егеря , не соображая , взвизгнув по поросячьи , боднул Лыкова головой в живот. Захар было кинулся за Гринькой , но ойкнул и медленно начал оседать.
    - Захар Егорыч ?
    Сергей склонился над согнувшимся егерем.
    - Больно , язви его !.. – сквозь зубы процедил Захар. Клюев растерянно метнулся за Малюкиным , потом остановился . Сергей заметил , что лицо у Лыкова как – то странно заострилось .
    - Как Вы ?
    - Да как ? Сейчас тронемся . Только ты уж меня проводи до хаты .
    … Прощались у крыльца .
    Егерь положил свою кряжистую руку на плечо учителя и с какой–то затаённой болью посмотрел ему в глаза .
    - Старее-ею !..
    Клюев ушёл , а Захар долго ещё сидел на крыльце . Курил . Он видел , как из соседских окон наблюдали за ним ; слышал , как Авдеиха «пилила» своего «злыдня»:
    - Опять , поди, всю получку просадил ?! И Лыков до соплей нализался . Учитель вон яво под ручки вел. Сидит – папиросу в руках еле держит. И куда она только в вас лезет ,зараза эта ?!
    - Уймись , оса ,- лениво отмахнулся Кузьма.

    Лыков вздохнул устало , потянулся. Сначала осторожно , потом всё настойчивее и настойчивее зашевелился осколок .
    - Отпылил , старшина, однако ! Отпылил …
    Согнувшись вошел в дом.
    Он умер перед рассветом . Умер тихо , незаметно. Подошел осколок – кольнул и всё. А на потемневшем лице навсегда застыл покой , с которым он жил на этой земле . Покой мудрости.
    Предутренний туман окутал шептавшиеся о жизни первые листочки , ласково журчавшую речку, оросил траву и долго боролся со светом . Как жизнь со смертью . Набирала силу весна...

    Источник: http://Собственное

    Категория: ПРОЗА | Добавил: Артист (24.Май.2009) | Автор: Ковальков Юрий
    Просмотров: 561 | Комментарии: 1
    Всего комментариев: 1
    1  
    Вечная слава Героям Великой Отечественной Войны...

    Как буд-то в бою оказался.... Как же ты пишешь здорово Юра...
    Спасибо огромное!


    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Copyright MyCorp © Все права защищены. Разрешается републикация материалов сайта с обязательным указанием ссылки на авторов материала (указание автора, его сайта) и ссылки cледующего содержания: " http://polyris.ucoz.ru/ Клуб Друзей и Любителей Аляскинских Маламутов, Полярных Арктических собак и Севера"  2017 г. |