Суббота, 21.Октябрь.2017, 13:11
Приветствуем Вас Гость
Регистрация | Вход
RSS
 
ИСТОРИЧЕСКАЯ РОДИНА АЛЯСКИНСКИХ МАЛАМУТОВ - АЛЯСКА, США http://www.terragalleria.com/parks/np-region.alaska.html
НА ДРУГОЙ СТОРОНЕ БЕРИНГОВА ПРОЛИВА ВИДЕН БЕРЕГ ЧУКОТКИ
Kobuk Valley National Park, Alaska, USA. http://www.terragalleria.com/parks/np.kobuk-valley.html
 


 
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ КАТАЛОГА
ЭТНОЛОГИЯ СЕВЕРНЫХ НАРОДНОСТЕЙ [24]
ФОРМА ВХОДА
ПОИСК
ДРУЗЬЯ САЙТА
 
 
 
 
    СТАТИСТИКА

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    НАШ ОПРОС
    Оцените наш сайт
    1. Отлично
    2. Хорошо
    3. Неплохо
    Всего ответов: 27
    МИНИ-ЧАТ
    Главная » Статьи » БИБЛИОТЕКА О СЕВЕРЕ » ЭТНОЛОГИЯ СЕВЕРНЫХ НАРОДНОСТЕЙ

    Фарли Моуэт "Следы на снегу"
    Железные люди

    Я сидел у входа в палатку и наблюдал, как Хекво работает.
    Я смотрел то на его худощавые руки, что проворно резали посверкивающим ножом белую плотную древесину, то на его вдохновенное лицо. Длинные черные волосы нависали надо лбом Хекво, закрывая от меня его глаза.
    Погрузившись в свое занятие, он, казалось, не видел и не слышал ничего вокруг, не замечал окружающего мира – мира всхолмленной тундры, высоких скал, бурных речек и спокойных озер; мира оленей, белых песцов, черных воронов и бесчисленного множества птиц. Того мира, что мы в своем неведении нарекли Бесплодными землями. Это был родной мир Хекво, и он забыл о нем лишь на мгновение, чтобы вновь наделить жизнью память о минувших веках.
    Сплющенное арктическое солнце уже лежало на линии горизонта, когда эскимос поднялся и подошел ко мне с воссозданным по памяти предметом. Он был изготовлен из рога оленя, черной ели и оленьих жил. Здесь, на равнинах Севера, он выглядел совсем чужеродным. Это был арбалет – изобретенный малоазиатскими скифами три тысячи лет назад вид оружия, который царствовал на поле брани в Европе, пока не наступил век пороха.
    Несколько дней назад Хекво, вспоминая давние события из жизни своего народа, упомянул об оружии, которое я никак не мог распознать по его описанию. Я расспрашивал, уточнял детали, пока наконец он не нарисовал его на песке. Тут я едва поверил своим глазам: мне казалось невозможным, чтобы далекие предки Хекво, жившие в изоляции в центральной области Арктики, могли сами изобрести оружие, неизвестное ни одному из других народов Америки. Я спросил, смог ли бы он изготовить такое для меня, и он кивнул. Теперь арбалет можно было потрогать руками.
    Положив простую неоперенную деревянную стрелу в желобок, он обеими руками оттянул тетиву и зацепил ее за крестообразную насечку. Были сумерки. На реке ныряла и плескалась краснозобая гагара. И вдруг в застывшем воздухе раздался звонкий вибрирующий звук. Стрела с резким свистом пролетела над рекой, и гагара в предсмертном порыве вскинула крылья.
    Хекво опустил арбалет, аккуратно положил его подле себя на землю и присел на корточки, чтобы раскурить свою старую, всю в пятнах трубку из мыльного камня. Он не стал ждать вопросов и начал рассказ о событиях давно ушедших веков, память о которых была разбужена звонкой песнью арбалета.
    «Ай-я, вот какое это оружие! Оно попало к нам в далекие времена, но я храню память о нем, потому что именно моему праотцу выпала доля передать его новым поколениям. Вот почему я могу рассказать об Иннуховик.
    Они были существами, которые казались гораздо могущественнее человека, но смерть могла поразить и их. Они носили бороды, но не черные, как у Рассказывающих о боге[32], а желтые, а кое-кто – коричневые, блестящие, как медь на солнце. Глаза у некоторых тоже были коричневые, но у большинства их цвет напоминал предрассветное небо или прозрачную толщу льда на озерах зимой. Их голоса гудели и рокотали, но речь не была понятной людям моего народа.
    Мы так и не узнали, из какой же страны они пришли к нам, только поняли, что лежит она на востоке, за соленой водой, которую они переплыли в лодках во много раз длиннее наших каяков.
    Тогда мои соплеменники жили так же, как и всегда, далеко от моря, и сами они не видели прибытия Иннуховик. Жилища моих предков стояли по берегам Иннуит-Ку – Реки Людей, текущей из лесов на север. Мой народ избегал лесов, потому что там были владения Иткилит – вы называете их индейцами. Весной, когда олени уходили из лесов на север, Иткилит иногда шли вслед за ними, а когда натыкались на наши стойбища, то нападали на них. После этого они снова укрывались в своих лесах. Мы страшились их, но тундра принадлежала нам по праву, как их леса – им, поэтому самые южные наши стойбища находились в нескольких днях пути от того места, где Иннуит-Ку выходит из-под тени деревьев.
    Однажды поздней осенью, когда листья на карликовых ивах уже начали темнеть, на гребне холма неподалеку от самого южного стойбища Иннуит[33] лежал мальчик. Его задачей было предупредить о появлении каноэ Иткилит. Когда он заметил, как далеко на юге что-то движется по реке, он не стал терять времени на то, чтобы узнать, что это такое. Словно быстроногий заяц, мальчик помчался по каменистой равнине, и его пронзительный крик донесся через стены из оленьих шкур до всех жителей стойбища.
    Время было послеполуденное, и большинство мужчин отдыхали в прохладе жилищ, но, заслышав крик мальчика, они выбежали под слепящее яркое солнце. Женщины схватили маленьких детей и вместе с теми, кто был постарше и мог идти сам, поспешили укрыться в скалах за рекой.
    Место для стойбища было выбрано очень тщательно. Немного дальше к югу от него река с ревом неслась по узкому ущелью, поднимая высоко вверх огромные облака водяной пыли. Каноэ или каяк могли пройти это ущелье, только прижимаясь к левому берегу. И залегшие сверху на скалах левого берега мужчины нашего племени Иннуит могли прямо под собой разглядеть всякого, кто приближался к лагерю по этому пути. Туда-то и поспешили мужчины, когда мальчик поднял тревогу. Под рукой у каждого мужчины лежала груда отколотых морозом от скал камней, острых и таких тяжелых, какие только под силу поднять мужчине. В те времена они были нашим лучшим оружием против Иткилит, потому что хороших луков у моего народа не было, дерево, которое мы могли добыть тогда, было слишком ломким и мягким.
    Мужчинам, затаившимся наверху, не пришлось долго ждать, вскоре что-то завиднелось много выше их по течению реки. Настороженно вглядывались они в несущиеся по реке предметы, но к обычному в таких случаях опасению примешивалось и недоумение. Люди видели, что к ним приближалась лодка, а не каноэ, но такая странная, какой и не видывал никто из Иннуит. Длиной она была в целых три каяка, шириной в рост человека, а построена из толстых досок. В ней находились существа еще более странные, чем сама лодка. Все они, кроме одного, сидели спиной к ходу лодки и гребли длинными веслами, укрепленными в деревянных рогатинах. Всего их было восемь, и сидели они парами. Девятый стоял лицом к остальным, держась за длинное весло на корме. Мои соплеменники не могли оторвать глаз от сияющего металлического шлема на его голове и длинной желтой бороды, почти целиком закрывающей лицо. Гладкие железные полоски на груди отражали от плещущейся воды солнечные блики и посылали их прямо в глаза людям на скалах.
    Эти странные существа уже почти поравнялись с Иннуит, но люди моего племени были в таком замешательстве, что не знали, как поступить. Были ли это люди там, внизу? Или, может быть, духи? Если они духи, их нельзя убить. Но можно было прогневить их, и тогда уже никак не предугадаешь, на что они окажутся способны.
    Большая деревянная лодка вошла в ущелье и двинулась под скалами левого берега, управляемая высоким рулевым, чей громоподобный голос можно было услышать даже среди рева воды. С высоких скал смотрели наши люди вниз на пришельцев, но… так ничего и не предприняли, пропустив их мимо себя вниз по реке.
    Однако только Иннуит начали вставать из-за своих укрытий, как один из мужчин закричал, и все посмотрели туда, куда он указал. На реке появились три длинных берестяных каноэ – теперь ни у кого не оставалось сомнений в том, кто вторгся в наши земли. Это были Иткилит в одежде из выделанных шкур, с разрисованными в цвета смерти лицами. Они неслись на своих каноэ, как волки в погоне за оленем.
    Наши люди едва успели схватить лежавшие у них под рукой острые камни. Проносившиеся внизу каноэ попали под град обломков, которые расщепляли бересту каноэ и дробили кости людей. Два каноэ раскололись, как черепа кроликов под ударами топора.
    В тот день река была красна от крови, но все же одно каноэ вырвалось из ущелья вместе с облаком брызг. Мужчины Иннуит сбежали вниз к воде и пустились за ним в погоню на своих быстрых каяках.
    Всего в нескольких милях ниже ущелья реку преграждали большие водопады, к ним и несло последнее поврежденное камнями каноэ, в котором несколько гребцов были ранены. Когда каноэ вынесло на пенящуюся быстрину над самым обрывом, Иткилит почувствовали, что впереди их ждет смерть, но они знали, что смерть также гонится за ними по пятам. В последний момент им удалось отвернуть тонущее каноэ к берегу. Они скачками кинулись вверх к скальной гряде, где надеялись отбиться от Иннуит.
    Но туда они не добежали. Гряду уже заняли одетые в железо пришельцы, которые тоже поняли, что предвещает усилившееся течение и рев падающей воды, и высадились на берег. Они поднялись из-за камней и, рыча подобно медведям, ринулись на Иткилит, разя их длинными ножами и железными топорами. Только горстка Иткилит добежала обратно до воды. Они кинулись в реку, которая смыла их вниз.
    Пришельцы – их мы потом окрестили Иннуховик, Железные люди, – стояли и молча смотрели на застывшие на стремнине каяки. Возможно, мои соплеменники казались Железным людям не менее страшными, чем сами пришельцы – тем, но храбрости им было не занимать. Один из чужеземцев медленно подошел к самой воде, не держа в руках никакого оружия. При его приближении каяки опасливо отодвинулись подальше от берега. Желтобородый вождь Иннуховик стоял у воды, и все удивились его росту – он был на голову выше любого мужчины племени. Все молча смотрели, как он вытащил из-за пояса короткий нож и рукоятью вперед протянул его людям на каяках.
    Человека, осторожно подгребшего к нему и потрогавшего кончиком длинного двухлопастного весла рукоять ножа, звали Киликтук. Незнакомец улыбнулся и положил нож на весло, так что Киликтук мог взять его, не сходя на берег.
    Вскоре все каяки уже лежали на берегу, а мужчины, мои предки, толпились вокруг Иннуховик и ощупывали их инструменты и оружие. Было ясно, что Железные люди не проявляют враждебности к Иннуит, поэтому их привели в стойбище. И долго еще той ночью пели бубны, пока Иннуит и Иннуховик сидели вокруг костров и наслаждались рыбой и оленьим мясом. В преданиях говорится, что пришельцы вели себя как мужчины – настоящие голодные мужчины, да и на женщин нашего племени они смотрели глазами мужчин.
    О дальнейших событиях легенды рассказывают очень ярко. Особенно расписываются сила Иннуховик, а также чудесное оружие и утварь, которыми они обладали: у них почти все было сделано из железа, известного Иннуит только в виде твердых тяжелых камней, иногда падающих с неба.
    Погостив в стойбище несколько дней, Иннуховик начали о чем-то спрашивать, делая рисунки на песке и объясняя жестами, и наши люди поняли, что они хотят узнать, впадает ли Иннуит-Ку в море на востоке. Когда им растолковали, что не впадает, а, наоборот, ведет к северным морям, редко освобождающимся ото льда, чужеземцы очень огорчились. Они громко спорили друг с другом, но наконец о чем-то договорились и дали нам понять, что хотят пожить у нас еще немного.
    Мы были рады их решению. Вскоре они перестали надевать свою одежду из грубой материи с металлическими пластинками и облачились в кухлянки из мягких оленьих шкур, сшитые для них нашими женщинами. А когда наступили холода, то сняли и рогатые железные шлемы, делавшие их похожими на мускусных быков.
    Иннуховик знали множество тайн. Они могли зажечь огонь, ударяя куском железа о камень; у них были маленькие синие камешки, указывающие им направление на солнце, даже когда небо сплошь затягивали тучи. Но, несмотря на свою мудрость, многого они не знали в нашем краю. Мы учились друг у друга, и, кто знает, может быть, им довелось узнать даже больше, чем нам.
    Их вождя звали Кунар. Он мог много миль без отдыха нести на плечах целую оленью тушу. Взмахом своего длинного железного ножа мог раскроить череп огромному гризли. Ум его не уступал силе, и в очень короткое время он усвоил наш язык. Из уст Кунара мои соплеменники и услышали, как Иннуховик попали на нашу реку. Он поведал, что они плыли с далекого северо-востока на своих длинных деревянных кораблях очень долго, пока не достигли берега моря, лежащего от нас во многих днях пути на востоке. Часть людей Кунара осталась там сторожить корабли, остальные на меньших по размеру лодках двинулись вверх по рекам в глубь суши, хотя нам так и не довелось узнать, что же влекло их туда.
    Лодка Кунара ушла далеко на юг в неведомые земли, прошла болотистые озера и реки с лесистыми берегами. Но однажды ночью произошла стычка с Иткилит, в которой погибло несколько Иннуховик и множество Иткилит. Кунар повернул было лодку обратно, но путь назад отрезали Иткилит, поэтому Иннуховик направились по еще незнакомым рекам на север, надеясь, что одна из них повернет на восток, к берегу моря, где их ждали длинные корабли. В пяти днях южнее первых поселений Иннуит они наткнулись на два вигвама Иткилит, напали на них без предупреждения и вырезали всех, кроме одного подростка, успевшего убежать и донести весть о нападении до других поселений Иткилит. Поэтому Иткилит и преследовали по пятам Кунара и его людей до границ нашей земли, о чем я уже говорил.
    Кунар жил у Киликтука, отца Айрут – подвижной молодой женщины с тугими круглыми щечками и звонким веселым голосом. Айрут была прежде замужем, но ее мужа убила река, когда его каяк налетел на камни порогов, и она снова вернулась к отцу. Киликтук надеялся, что Айрут может приглянуться Кунару и он останется жить с ними как сын. Но Кунар, единственный из своих родичей, казалось, не желал женщины и не взял Айрут в жены, хотя она не стала бы противиться.
    Однажды в месяц начала снегов Кунар отправился к тайнику у оленьей переправы, чтобы принести немного мяса. Когда он шел обратно, неся на плечах две выпотрошенные туши, то поскользнулся на камне, упал и так сильно ушибся, что сломал бедро. Когда его принесли в палатку Киликтука, из раны торчали острые белые осколки кости, и даже сородичи Кунара посчитали, что ему суждено умереть. Он очень долго болел, а выжил, наверное, потому, что Айрут не позволила смерти унести его и Киликтук, который был великим шаманом, смог призвать на помощь духов.
    Кунар поправился, но уже не мог больше свободно ходить, и прежняя сила не вернулась к нему – казалось, болезнь въелась ему в душу. Он действительно сильно переменился, поэтому теперь и сбылась мечта Киликтука. Кунар наконец поступил, как все остальные приплывшие с ним воины, он взял Айрут в жены, и после этого мои соплеменники поверили, что Иннуховик останутся навсегда в становищах Иннуит.
    Но они ошиблись. Когда землю окутали снега, а реки промерзли, Иннуховик собрались в большом иглу, построенном для них жителями поселка, и много дней не выходили оттуда, ведя нескончаемые разговоры. Наконец они решили бросить своих женщин и оставить страну Иннуит. Они сговорились отправиться на восток по тундре, забрав несколько наших нарт и собак.
    Решение Иннуховик не могло понравиться Иннуит, потому что без собак им было бы трудно прожить, к тому же они досадовали из-за женщин. Казалось, дело дойдет до драки, но вмешался Кунар. Он сказал, что если люди моего племени помогут Иннуховик и снарядят их в путь, то он останется с ними навсегда и обещает одарить новых родичей всем, что сам умеет делать.
    Вы удивлены, что он решил остаться? Наши люди тоже недоумевали. Может быть, он считал, что увечье сделает его обузой товарищам, а может, причина была в том, что Айрут ждала ребенка.
    В самую холодную пору зимы, когда пурга беспрестанно выла над тундрой, восемь Железных людей покинули наше селение и направили свои упряжки на восток, надеясь достичь соленых вод моря и своих больших кораблей. Никто никогда больше ничего о них не слышал, даже живущие по берегу моря наши дальние родичи. Я думаю, что во тьме зимних ночей их волшебство потеряло силу и они погибли.
    Поэтому дальше рассказ об Иннуховик превращается в рассказ о Кунаре, Айрут и детях, что она от него родила. Первым был родившийся весной мальчик Хекво, чье имя я ношу. Через год появилась девочка, которую назвали Оникток. Но больше у Айрут детей не было. Казалось, Кунар доволен жизнью, хотя его увечье не давало ему выбраться дальше порога шалаша или иглу. Другие мужчины приносили Кунару и его семье мясо для пропитания и делали это охотно, потому что Кунара любили и уважали. Теперь он больше не смеялся так часто, как бывало, когда Железные люди еще жили среди нас, и подолгу играл в игры Иннуховик. Им он научил и сына, а одна игра была известна еще во времена моего деда. На снегу или на оленьей шкуре размечали множество маленьких квадратиков, и каждый игрок имел сколько-то камешков… но теперь правила уже забыты.
    Киликтук был ближе всего Кунару, потому что оба оказались шаманами, которым ведомы были многие чудесные тайны и понятны мысли друг друга. Кунар часто рассказывал о том, что видел в дальних странах. Иногда он говорил о непостижимых битвах на суше и на море, где использовалось такое оружие, что человеческая кровь лилась, как вода весенних ручьев. Рассказывают, что в эти минуты его лицо становилось так ужасно, что люди боялись оставаться около него, хотя им трудно было поверить, что убийства такого большого количества людей действительно могли где-то происходить.
    Все шло хорошо в поселениях по реке, пока мальчику Хекво, чьи смышленость и способности давали отцу право гордиться им, не исполнилось семь лет. Той осенью, как легли снега, Киликтук решил, что настало время предпринять вылазку на юг за лесом для новых нарт, деревянных остовов каяков, шестов для жилищ и других необходимых вещей. Прежде такие вылазки совершались с большой опаской, дожидались, пока соберутся вместе Иннуит из многих становищ, чтобы защититься в лесу от Иткилит. Но теперь посчитали, что Иткилит после поражения в ущелье и у Убивающих водопадов изменились и должны присмиреть.
    Из-за своей больной ноги Кунар не мог сам выходить за пределы поселения, чтобы учить сына Хекво навыкам мужчин нашей земли, поэтому учителем мальчика стал Киликтук. И теперь он попросил разрешения взять Хекво с собой в поход за лесом, чтобы тот повидал местность, лежащую на юге. Кунар любил сына и хотел, чтобы он вырос крепким и стал одним из первых людей в племени, поэтому не стал противиться. Мальчик сел на длинные нарты Киликтука, и большая группа мужчин, несколько женщин и еще несколько мальчиков отправились на юг. Они миновали землю с низкорослыми деревцами и по льду добрались до самого конца большого озера. Там и разбили лагерь.
    Каждое утро мужчины запрягали собак и отправлялись по льду озера на южный его берег, где росло много хороших деревьев. Еще до темноты они возвращались в лагерь, где женщины встречали их мисками горячего супа и вареного мяса. Сначала несколько мужчин оставались на день в лагере, чтобы охранять его, но, не заметив никаких следов Иткилит, и они присоединились к лесорубам.
    На шестой день, когда мужчины были далеко, из небольшого леска около лагеря выбежала группа Иткилит на снегоступах… Вернувшись вечером, мужчины увидели на снегу трупы троих женщин и троих мальчиков, среди которых был и Хекво.
    Киликтук и его спутники не бросились в погоню за Иткилит, потому что знали, что в чаще леса они будут бессильны против длинных луков, посылающих из-за укрытия смертельные стрелы. Они опасались коварства врага, убившего их жен и детей, и боялись попасть в засаду. Поэтому они завернули печальные останки в оленьи шкуры, положили на нарты и двинулись обратно на север.
    Их скорбные вопли услышали в стойбище, прежде чем показались из-за горизонта их упряжки. Рассказывают, что когда Киликтук вошел в иглу Кунара, то вынул железный нож, подаренный ему Кунаром, и вонзил его на треть себе в грудь, предлагая Кунару добить его.
    Мои соплеменники никогда еще не видели столь яростного горя, как у Кунара, потерявшего сына. Кунар не оплакивал погибшего, как это делаем мы; он ревел и пылал в приступе безумия, он был так ужасен, что много дней и ночей никто не осмеливался к нему приблизиться. Потом затих… стал молчалив и холоден и своим молчанием вызывал еще больший страх, чем яростными криками. Наконец он приказал принести ему рога мускусных быков, самое крепкое дерево, свитые оленьи жилы и кое-какие другие вещи.
    Три дня он трудился, не выходя из иглу, а когда кончил работу, в руках у него оказался предок того лука-арбалета, что сделал я, хотя мое изделие – лишь ребяческая поделка по сравнению с мастерским луком Кунара.
    Еще много дней после этого он распоряжался жизнью людей поселения, как если бы они ничем не отличались от собак. Каждого охотника он заставил сделать арбалет. Если кому-то не удавалось выполнить задание достаточно хорошо, Кунар бил его и принуждал делать следующий, лучший. Для нас просто немыслимо ударить человека, ведь это считается безумием, но безумство Кунара люди терпели, оно вызывало у них благоговейный ужас – как если бы в него вселился демон.
    Когда у каждого мужчины уже был арбалет и запас стрел к нему, Кунар выполз из своего иглу и принудил всех день изо дня стрелять по целям. И хотя совсем не в природе моего народа предаваться подобным занятиям, они боялись противиться.
    С наступлением долгой ночи, которая означала середину зимы, Киликтук, следуя воле Кунара, отобрал десять лучших стрелков и приказал им приготовить собак и снарядить нарты в дальнюю дорогу. Шесть нарт с шестью упряжками покинули стойбище, увозя отобранных мужчин на юг по льду замерзшей реки. На головной упряжке Киликтука лежал Кунар, закутанный от лютого мороза в косматые шкуры мускусного быка.
    Рассказывают, что эти люди смело въехали в леса, потому что Кунар вырвал и страх и осторожность из их сердец. Семь дней они двигались на юг среди деревьев и к вечеру седьмого дня заметили дымки большого стойбища Иткилит на берегу озера.
    Иннуит предпочли бы отступить и подождать рассвета для нападения, но Кунар не позволил ни малейшей задержки. Упряжки развернулись в линию, на полной скорости понеслись через отделяющую их от стойбища полоску льда и ворвались в самую сердцевину стойбища. Они налетели так быстро, что собаки Иткилит едва успели взлаять, а мужчины Иннуит уже спрыгнули с остановившихся друг подле друга нарт, каждый с арбалетом в руке.
    Многие Иткилит выскакивали из своих жилищ без оружия, потому что они и представить не могли, что на них совершено такое смелое нападение. Их встретили треньканье тетивы и удары стрел.
    В ту ночь погибло множество Иткилит. Иннуит бы не причинили вреда женщинам и детям, но Кунар потребовал убивать всех, кого удастся схватить. Когда бойня кончилась, Кунар приказал сжечь жилища Иткилит, чтобы спасшиеся в лесу погибли от голода и холода.
    Еще не угасло пламя, а Иннуит уже повернули свои упряжки на север. Они ехали, почти не останавливаясь, пока деревья не начали редеть и впереди не развернулась широкая равнина тундры.
    Только там они наконец сделали остановку. Кунар был слишком измучен, чтобы встать с нарт и лежал с закрытыми глазами, только пел чужие песни голосом, утерявшим былую силу. Когда Киликтук попытался дать ему мясного отвара, он оттолкнул миску, разлив содержимое на снег. Рассказывают, что люди не ликовали. Слишком много крови пролилось, и мрачно было на сердце у людей моего народа – спутников Кунара.
    На рассвете упряжки снова двинулись на север, но, когда уже должны были показаться иглу родного становища, нарты Киликтука отвернули в сторону. Знаком он показал остальным двигаться вперед и сообщить людям о битве.
    Той ночью, выйдя из иглу по нужде, один из мужчин становища вдруг увидел нечто, заставившее его закричать. Он замолк, только когда все жители высыпали наружу. На севере виднелся взметнувшийся вверх язык пламени, словно желающий достать зеленые сполохи северного сияния. Ненадолго из темноты выступили очертания покрытых снегом скал у Убивающих водопадов. Люди все еще с удивлением смотрели на эту картину, когда с севера вынырнули нарты и быстро стали приближаться. На них сидел Киликтук… один только Киликтук.
    Его многие расспрашивали, но ни тогда, ни позже он не стал рассказывать, как ушел последний из Иннуховик. И только своему внуку, сыну дочери Кунара, поведал он эту историю. Того тоже звали Хекво, и от него мы ведем свой род, вот почему я знаю, как Киликтук довез Кунара до того места у реки, где была спрятана старая лодка Иннуховик. Через моих предков узнал я о том, как Киликтук осторожно положил Кунара в лодку и обложил его связками хвороста от карликовых ив. Потом он вложил в руки Кунара кресало и оставил чужестранца, ставшего ему сыном, одного.
    Киликтук отъехал от лодки, как ему велел Кунар, а когда оглянулся, там уже занялось пламя, взметнувшееся над бортами. Так последний из Иннуховик ушел из нашей земли в те небесные выси, куда, как он нам рассказывал, попадают воины, когда приходит их срок.
    Минуло много лет, ушло и много поколений моего народа, жившего в довольстве благодаря полученному в дар луку. Больше мы не боялись Иткилит и, гордые своей силой, выступили против них. Мы загнали их в леса на юг так далеко, что через некоторое время о них здесь уже почти никто и не помнил. Мы расселились по всему простору тундры.
    Но во времена моего деда чужестранцы вернулись.
    На этот раз они пришли не к нам, а в южные леса и подружились с Иткилит. У них не было железных пластинок ни на груди, ни на голове, и назывались они не Иннуховик. Это были люди твоего народа, которых назвали Каблунаит. Каблунаит одарили Иткилит, и самым главным их подарком были ружья.
    Тогда Иткилит припомнили то, что мы сделали с их соплеменниками в те давние, но навсегда памятные им времена.
    Они снова начали выходить из своих лесов, сначала отдельными группами, потом сотнями, и подарок Кунара оказался бессилен. Они убивали нас из ружей с огромных расстояний и рыскали по всей тундре, поэтому моему народу пришлось бежать на север, почти до самого побережья вечно скованного льдами моря.
    Казалось, принесенные Каблунаит ружья уничтожат нас вконец, и скорее всего так и случилось бы. Но однажды летом Иткилит не пришли в тундру, и так лето за летом; тогда мы понемногу снова начали расселяться по нашим землям.
    Иткилит перестали совершать набеги на нас, потому что тысячи их погибли – умерли от сжигающего их тела огня, который заставлял плоть гнить и смердеть, когда жизнь еще теплилась в них. Мы знаем это потому, что тот огонь, второй дар Каблунаит, пронесся и по нашим равнинам и мой народ погибал, сгорая в нем.
    Теперь в тени лесов укрывается лишь жалкая горстка Иткилит, а широкие просторы тундры, где некогда жил мой народ, почти совсем обезлюдели.
    Таков конец. Но началось все именно с того лука, что я держу в руках».
    Совсем стемнело, и костер почти потух. Хекво поворошил угли, и огонь снова разгорелся от ночного ветерка. Отвернув от меня лицо, он бросил арбалет в костер, и я едва смог расслышать: «Возьми обратно свой подарок, Кунар. Унеси его обратно в земли Иннуховик и Каблунаит… Здесь он уже сделал свое»[34].


    Источник: http://polyris.ucoz.ru/publ/28-0-0-0-1

    Категория: ЭТНОЛОГИЯ СЕВЕРНЫХ НАРОДНОСТЕЙ | Добавил: polyris (23.Март.2009)
    Просмотров: 399
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Copyright MyCorp © Все права защищены. Разрешается републикация материалов сайта с обязательным указанием ссылки на авторов материала (указание автора, его сайта) и ссылки cледующего содержания: " http://polyris.ucoz.ru/ Клуб Друзей и Любителей Аляскинских Маламутов, Полярных Арктических собак и Севера"  2017 г. |