Воскресенье, 28.Май.2017, 07:46
Приветствуем Вас Гость
Регистрация | Вход
RSS
 
ИСТОРИЧЕСКАЯ РОДИНА АЛЯСКИНСКИХ МАЛАМУТОВ - АЛЯСКА, США http://www.terragalleria.com/parks/np-region.alaska.html
НА ДРУГОЙ СТОРОНЕ БЕРИНГОВА ПРОЛИВА ВИДЕН БЕРЕГ ЧУКОТКИ
Kobuk Valley National Park, Alaska, USA. http://www.terragalleria.com/parks/np.kobuk-valley.html
 


 
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ КАТАЛОГА
ИСТОРИЯ П. ПОЛЯРНЫЙ [5]
ПРОЗА О П. ПОЛЯРНЫЙ [7]
СТИХОТВОРЕНИЯ О П. ПОЛЯРНЫЙ [14]
ФИЛЬМ О П. ПОЛЯРНЫЙ И П. ЛЕНИНГРАДСКИЙ [1]
ФОРМА ВХОДА
ПОИСК
ДРУЗЬЯ САЙТА
 
 
 
 
    СТАТИСТИКА

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    НАШ ОПРОС
    Оцените наш сайт
    1. Отлично
    2. Хорошо
    3. Неплохо
    Всего ответов: 27
    МИНИ-ЧАТ
    Главная » Статьи » СТРАНИЦЫ О ЧУКОТСКОМ П. ПОЛЯРНЫЙ » ИСТОРИЯ П. ПОЛЯРНЫЙ

    ИСТОРИЧЕСКАЯ РАБОТА УЧЕНИКА 10 А КЛАССА МОУ ГИМНАЗИИ № 87 Г. КРАСНОДАР, СЫНА ПОЛЯРНИНЦА - СЕЛЕЗНЕВА ЕВГЕНИЯ
     



    МОУ гимназия № 87 г. Краснодара



    История жизни одного северного поселка.



    ученик 10 «А» класса Селезнев Евгений
    Алексеевич



    адрес: 350089
    г. Краснодар
    телефон: д.(861)2617214
    с. 89189804856


    Научный руководитель –
    преподаватель истории
    и обществознания
    МОУ лицей № 90,
    педагог МОУДОД ЦДОД
    «Малая Академия»
    Селезнева Ольга
    Александровна


    ПЛАН:

    I. Введение 3

    II. Основная часть
    1. Рождение поселка 4
    2. Работа людей на ГОКе 5
    3. Жизнь людей в поселке 6
    4. Смерть поселка 11
    III. Заключение 15

    IV. Приложение 18

    V. Список литературы 34



    Кто шел впереди, не радел о великих корнях:
    Сушил чернозем и срывал золотые соцветья.
    Наверное, думал, что он истребляет сорняк.
    Но он истреблял все, что люди растили столетья.
    Чернышев Андрей Борисович

    Введение


    Наверное, каждый человек стремится вернуться в свое детство: кто-то в мечтах, кто-то во сне, а кто-то и по-настоящему. У моего папы была мечта, что когда наступит лучшее финансовое положение в нашей семье, он обязательно съездит в отпуск в поселок Полярный на Чукотку, где прошли лучшие года его детства (с 1976 по 1979 гг.). Довольно странная мечта, ведь сегодня люди наоборот, стремятся съездить отдохнуть в южные страны, а мой папа на Чукотку.
    Он очень часто рассказывал нам с братом о том, как жил в этом далеком поселке, в какие игры играл со своими друзьями, какая красивая цветущая тундра летом, какие высокие сопки, прозрачные реки, какое это чудо – наблюдать северное сияние. Его жизнь как будто делилась пополам: до Полярного и после. Папа собирал любую информацию, любые новости касающиеся жизни поселка, после своего отъезда оттуда. С какой радостью он шел на встречу с жителями поселка, которые приезжали на материк, смотрел фото, а еще интересней были видеофильмы.
    И вот в один прекрасный день папа лишился своей мечты. Он в поисках своих полярнинских одноклассников зашел в Интернете на сайт «Жди Меня», набрал в разделе «Поиск одноклассников» свой поселок и нашел школу № 1 и выпускницу 1986 года, увидел фотографию девочки, с которой учился в первом классе. У кого-то это может вызвать сомнение, ведь прошло ровно тридцать лет, как папа покинул Полярный, а девочку с родинкой на щеке он так и не забыл. Завязалась папина переписка с одноклассницей и первым подарком при общении была ссылка на Чукотский форум, на котором общаются все бывшие полярнинцы. И как оказалось «бывшие» – это все восемь тысяч жителей поселка, потому что поселка больше НЕТ!!! Кто-то сфотографировал современный Полярный и выставил фотографии на сайте. Когда папа увидел разрушенный поселок, на его глазах выступили слезы. Взрослый мужчина сидел и плакал, не в силах скрыть душевные переживания. Но не у него одного была такая реакция. На сайте я прочитал впечатления других людей, например Татьяны Петрашкевич (Екатеринбург): «Сердце кровью обливается, когда вижу, что осталось от поселка, в котором я прожила 16 лет почти с самого рождения»  или Татьяны Скиба (Киев): «Мама сидит и чуть не плачет. Чувствуется, ей очень больно видеть, как её родину нещадно развалили. «Зачем стёкла побили?» говорит она со слезами и бессильной злостью в голосе» .
    Я был под впечатлением увиденного. Что же это за место, которое так притягивает людей? Почему поселок, расположенный на северной окраине России так много значил не только для моего папы, но и для многих других? Почему Полярный был разрушен? Ответы на эти вопросы и стали предметом моей исследовательской работы.
    Мною были заданы вопросы на Чукотском форуме с целью понять, как жили и выживали люди на севере, почему они, приехав за кратковременным заработком, оставались там надолго, называя это место своей Родиной и почему у них такая ностальгия по этому месту. Посещая сайт, я обратил внимание на то, что общаются между собой не только бабушки и дедушки, жители того далекого поселка, но и молодежь, которая тогда была маленькими детьми. Я хотел понять, что это за магия, которая притягивает друг к другу людей, с разными интересами, разного социального равенства, богатых и бедных, тех, кто сделал карьеру и тех, кто работает простыми рабочими, тех, кто живут в одном городе или в разных городах, республиках и даже странах.
    В работе мне пригодились воспоминания папы, Селезнева Алексея Владимировича, его мамы, моей бабушки, Селезневой Ираиды Ивановны, и их друзей, которые с семьями жили на Полярном, а сейчас живут в Туапсе – это семьи Бережных и Сотниковых. Очень помогли в восстановлении действительности несколько номеров местной газеты «Огни Арктики», которые случайно сохранила Бережная Галина Михайловна, проживающая в городе Туапсе.
    Мною были заданы вопросы на Чукотском форуме с целью понять, как жили и выживали люди на севере, почему они, приехав за кратковременным заработком, оставались там надолго, называя это место своей Родиной и почему у них такая ностальгия по этому месту. Посещая сайт, я обратил внимание на то, что общаются между собой не только бабушки и дедушки, жители того далекого поселка, но и молодежь, которая тогда была маленькими детьми. Я хотел понять, что это за магия, которая притягивает друг к другу людей, с разными интересами, разного социального равенства, богатых и бедных, тех, кто сделал карьеру и тех, кто работает простыми рабочими, тех, кто живут в одном городе или в разных городах, республиках и даже странах.


    Основная часть


    1. Рождение поселка Полярный.


    Поселки на Чукотке стали открывать после закрытия лагерей ГУЛАГа и реорганизации «Дальстроя», осуществлявшего управлением и данной территорией, и лагерями, в «Северовостокзолото». До 1957 года золото добывалось заключенными, которые работали бесплатно и не роптали на многочисленные трудности. Мало того они же являлись живым щитом при нападении агрессора в лице США (14). Огромные средства тратились на оборону, на защиту священных и неприкосновенных границ СССР. После официального закрытия лагерей потребовались новые руки для обслуживания «золотого цеха страны». Был объявлен комсомольский призыв, и сотни тысяч молодых людей со всего Советского Союза приехали осваивать советскую Чукотку.
    В разряд новых золотых месторождений попал и поселок Полярный, находящийся на территории Пильхинкуульской долины, где в 1961 г. геолого-разведочной партией под руководством Владимира Петровича Полэ будет найдено золото. Перед геологами стояла задача по выделению перспективных участков для первоочередных разведочных работ в районе. К наиболее перспективным участкам была отнесена долина, где в верховьях реки на ручье Фортуна (Удача) промывщик Алексей Власенко взял пробы, показавшие высокое содержание золота. Теперь перед геологами была поставлена другая задача: найти более крупное месторождение, потому что руководство Магаданского Северо-Восточного Совнархоза, веря в перспективность района по поводу полезных ископаемых, приняло 22 марта 1962 г. постановление о поведении комплекса подготовительных рабат по организации нового прииска.
    В поисках крупного месторождения, неудачи следовали за неудачей, пока в августе 1962 г. промывальщик Александр Дементьев не намыл пробу, которая показала богатое содержание металла. Потом последовали не менее богатые по содержанию золота вторая, третья… десятая пробы. Теперь надо было начинать строительство прииска.
    12 декабря 1962 года на участок из Певека и с прииска «Комсомольский» пришла первая колонна в составе 15 тракторов, которая доставила два промприбора МПД-4, токарный станок, две дизельные электростанции по 50 киловатт, две автомашины, автокран и другое оборудование для горняков и строителей. Руководил колонной Иван Григорьевич Лагута, в последующем Лауреат Государственной премии СССР. По воспоминаниям Ивана Григорьевича декабрь 1962 г. был морозным, с частыми пургами, короткими зимними днями, что создавало трудности в движении техники, но, несмотря на это, она через 20 дней пришла на место.
    Можно представить с какими трудностями сталкивались первые строители прииска в пустой, голой тундре. Они жили в утепленных палатках, вместо воды использовали растопленный лед, хлеб заменяли галеты, но, преодолевая трудности, они начинают строить первые дома. О трудностях в первые годы строительства воспоминает Майруза Сандреевна Гизатуллина, которая работала в бухгалтерии комбината: «Приехала к мужу с дочерьми: одной восемь лет было, другой – два месяца. Мой Юрий Миниханович попросил друга своего Алексея Санду пустить в его балке (доме) пожить. Тот холостой был. Так в течении двух лет жили. Мужчины дома почти не бывали. Кто в отпуск уезжал, в их комнаты жить переходили. Работал, не жаловались, понимая, что иначе пока быть не может. В бухгалтерии при свечах работали. Электроэнергия подавалась в основном на производство, на шахту. В 1966 году уже шесть восьмиквартирных домов в поселке было. Но мы неудобств не замечали, большего не требовали, знали, что все должны сделать своими руками».
    Люди верили в перспективность района, а иначе как объяснить тот факт, что строительство прииска началось несмотря на то, что официальное решение о его строительстве будет принято Магаданским Северо-Восточным Совнархозом только 26 марта 1963 г. В постановление № 104 говорится об организации прииска «Полярный» в составе Иультинского горнорудного комбината и его обязанности провести подготовительные работы к промышленной разработке золота в 1965 году. Из состава Иультинского рудника прииск «Полярный» выйдет в ноябре 1964 г. и будет включен в состав вновь организованного Восточно-Чукотского горно-промышленного управления.
    Какой рабочий без жены, без семьи? А если семья, то значит, при прииске нужны роддома, детские садики, школы, поликлиники, ведь на Севере дети болеют чаще, чем на материке, мужское население должно состоять на учете в райвоенкоматах и идти служить в ряды Советской Армии. Так, в конце 1963 г. около прииска начнется строительство поселка, которому дадут название «Полярный», потому что это был самый северный поселок СССР, расположенный в 20 км от побережья Северного Ледовитого океана за Полярным кругом.
    Геологи отлично понимали, что прииску нужно было расти, наращивать свою производительную мощь, а это возможно лишь при наличии надежной сырьевой базы. Поэтому одновременно с расширением разработки открытых запасов россыпного золота продолжался поиск этого металла на территориях прилегающих к прииску. Он увенчался успехом – летом 1965 года на берегу Ледовитого океана, в долине реки Рывеем, было открыто еще одно перспективное месторождение драгоценного металла. Это была радость не только для геологов, но и горняков, получивших сырьевую базу, которую можно было разрабатывать не один десяток лет. Первым директором прииска был назначен А.П. Ачкасов. А сам прииск назвали «Ленинградский», подчеркнув тем самым верность служению революции, традициям, заложенным в Ленинграде в октябре 1917 года.
    На базе двух приисков Полярного и Ленинградского был основан в апреле 1968 года Горный комбинат, который с 1969 года назывался горно-обогатительным .

    2. Работа людей на ГОКе.

     

    Полярнинский горно-обогатительный комбинат (ГОК) являлся базовым предприятием Шмидтовского района и занимал ведущее место в Министерстве цветной металлургии СССР. Это было передовое, технически высокооснащенное и энерговооруженное предприятие объединения «Северовостокзолото».
    Преодолевая многочисленные трудности, связанные с экстремальными условиями края, с отдаленностью района от высокоразвитых индустриальных центров, работники комбината, добывая золото, постоянно повышали эффективность производства, внедряли по мере возможности новое в технологию, в организацию труда и результат не замедлил сказаться. ГОК неоднократно выходил победителем Всесоюзного, областного, окружного и районного социалистического соревнования. В 1972 г. комбинат был награжден Красным Знаменем ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. В год 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции, в 1977 году за выдающиеся трудовые достижения коллектив ГОКа был занесен на Всесоюзную доску почета на ВДНХ СССР. В 1980 г. за досрочное выполнение планов Х пятилетки по добыче золота и достижение высоких техническо-экономических показателей ГОК был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Коллектив комбината признали победителем Всесоюзного социалистического соревнования и ему вручили переходящее Красное Знамя ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ, а также памятный знак «За высокую эффективность и качество работы в Х пятилетке».
    Трудящиеся комбината, как и все советские люди, активно участвовали в движение за коммунистическое отношение к труду и по результатам в 1980 г. 1640 человек получили звание «Ударник коммунистического труда». За все время деятельности ГОКа 150 рабочих, инженерно-технических работников и служащих были награждены орденами и медалями, из которых 90 человек – орденами, а 60 – медалями. На комбинате работало четыре лауреата Государственной премии СССР, один полный Кавалер ордена Трудовой Славы, один герой Социалистического труда, один лауреат премии Ленинского комсомола.
    Юбилейные даты ГОКа (10, 15, 20, 25-летия) отмечались очень торжественно. Этому событию посвящались целые номера газет «Огни Арктики, самые лучшие работники получали почетные грамоты и высокие денежные премии на торжественных мероприятиях.
    В 1978 г. на мысе Шмидта была введена в эксплуатацию плавучая электростанция «Северное сияние», что позволило увеличить энерговооруженность комбината. Для того чтобы повысить эффективность производства, работники ГОКа совершенствуют организацию труда и повышают ответственность трудовых коллективов за результаты своей работы. Так в 1980 г. было подхвачено в горняцких коллективах движение работать по методу бригадного подряда. В 1983 г. на комбинате по этому методу уже работало 25 коллективов, что дало дополнительный экономический эффект 1204,8 тысячи рублей. Делались первые шаги к полному хозяйственному расчету, самофинансированию и самоокупаемости.
    Сложно описать весь механизм работы ГОКа, ведь это целая система, целый организм, живущий по своим законам, это – Север, где от каждого зависит жизнь и трудоспособность остальных. Как может здоровый коллектив, бригада, отдел на любом предприятии выполнять поставленную перед ним задачу, если в его рядах находиться недобросовестный работник. Рано или поздно в данном коллективе наступает нестабильность, проще говоря, неслаженность в работе. Но мне кажется, что на ГОКе, да я думаю, что и в ряде других, северных предприятий отсутствовала какая либо недоговоренность, разобщенность. Все осознавали, что от них зависит стабильность близких, их моральное и душевное благополучие. Очень точно подметил на сайте Чернышев Андрей Борисович (Санкт-Петербург): «Как один большой настроенный оркестр. И хоть каждый звучал по-разному, но музыка то была общая».


    3. Жизнь людей в поселке.


    Не всем суждено было прикоснуться к святая святых, процессу золотодобычи, многие просто обеспечивали жизнь и быт поселка, ведь в поселке Полярный располагались: магазины (1 промтоварный и 4 продовольственных), детский сад № 1 «Медвежонок», школа, клуб, два спортивных зала, парикмахерская, столовая, поликлиника с больницей на 50 коек, быткомбинат, вообще все, что необходимо для жизни людей (4).
    Сам поселок делился как бы на две части: центр и Шанхай. В Шанхае находились дома первых переселенцев, которые местные называли балок: это были деревянные постройки, покрытые черной толью и обитые дощечками. Стены дома были двойными: в полость между двумя дощатыми стенами засыпали шлак. В центре поселка тоже были деревянные дома, только двухэтажные и оштукатуренные.
    Дома были без удобств. На мой вопрос о мебели, моя бабушка Селезнева Ираида Ивановна удивилась, «Какая мебель? У нас в комнатах были кровати и стол со стульями сделанные моим мужем». По свидетельству Бережной Галины Михайловны «все в поселке делали мебель сами. Только в 1980-х гг. ее стали завозить». Отсутствовали телевизоры, холодильники. Конечно же, у кого-то встречались холодильники, но крайне редко. Так что большинство населения хранили продовольственные заготовки в металлических бочках, которые располагались во внутренних постройках перед входом в жилое помещение. Ввиду низкой температуры воздуха продукты сохранялись в пригодном для еды качестве 11 месяцев в году.
    В «Шанхае» не было водопровода, и вода подвозилась водовозками. В каждом доме были большие бочки по 200 литров, в которые и заливалась вода. Зимой были перебои с подвозом воды, и по воспоминаниям моего папы они топили снег или в котловане кололи прозрачный синий лед, несли домой, и растапливали его в бочке. Вкуснее воды он в жизни не пил.
    Об обеспечении поселка продовольствием рассказала Бережная Галина Михайловна: «Продукты завозили кораблями в летний период на Мыс Шмидта, а оттуда машинами доставляли в поселок. Продукты распределялись по спискам, на предприятиях. Каждый получал 2 ящика картошки, моркови, лука и т.д. Работники расписывались в списке и оплачивали получение товаров со склада. Получали и за тех, кто в это время был в отпуске. Когда заканчивались свежие продукты, переходили к сухим. Покупали сухую картошку, вымачивали и готовили. Также была сухая свекла, морковка и т.д. Очень много было тушенки, разных консервов. В дефиците была колбаса, сметана, конфеты». Так как Галина Михайловна работала воспитателем детского сада, то спрашиваю ее, как кормили детей: «Очень хорошо, – вспоминает она, – правда все молочные продукты делали из сухого молока. Кстати сухое молоко по норме выдавали дизельщикам и шахтерам». На Чукотском сайте я нашел еще одно воспоминание о сухом молоке, оставленное Алексеем Рыжиковым: «оладьи по утру, на сухом молоке, но такие пышные и вкусные (!), я больше нигде, никогда не ел (кстати хлеба, такого как на Полярном, я тоже нигде не пробовал – специфичный, с отслаивающейся сверху корочкой, немного кисловатый, неповторимый привкус)... Стакан же порошкового молока с пенкой, это нечто!». Ну, а вот мой папа до сих пор помнит свое первое мороженное – сгущенка, засунутая в снег.
    В 1992 г. на прииске Ленинградском была открыта молочно-товарная ферма и свиноферма, на столах у людей появилось свежее молоко, сметана и мясо. Животноводы, также как и рабочие ГОКа, перевыполняли социалистические обязательства по валовому производству молока.
    Жизнь золотого прииска кипела, инфраструктура поселка развивалась и росла, и уже в 1980-х гг. стали появляться дома улучшенной планировки с удобствами, строится новая школа, двухэтажный универмаг. Кстати, общаясь с Бережной Галиной Михайловной, мой папа сделал небольшое открытие для себя. Оказывается новая, почти построенная школа, горела и ее спас папа моего папы, Селезнев Владимир Андреевич. Так как пожарная колонна располагалась на прииске Ленинградский, то порой деревянные дома успевали сгореть, так и не дождавшись приезда пожарных и соседи зачастую тушили дома своими силами, забрасывая огонь снегом и заливая водой из своих бочек. Пожар в строящейся школе случился глубокой ночью, зимой 1978 года, но, несмотря на это зрителей и желающих помочь в тушении пожара собралось множество. Мой же дедушка, чтобы ускорить приезд пожарников из Ленинградского, вызывая их по телефону представился директором ГОКа. Пожарная колонна прибыла уже через 20 минут, благо между поселками расстояние 26 км. А дедушка потом очень переживал, что его за это выгонят из партии, но друзья, которые знали об этом поступке, промолчали и ни кому не рассказали. Тайна спасенной школы раскрылась только спустя тридцать лет, после событий той февральской ночи.
    Население поселка росло. Если в 1970 г. численность населения составляло 2996 человек, то в 1982 г. население увеличилось до 8000 человек. Старого здания школы уже не хватало и в 1982 г. школа получила новое здание, а помещение старой школы было отдано детскому садику. По воспоминаниям воспитателя Бережной Галины Михайловны «количество детей дошкольного периода было более 500 человек, а штат персонала детского сада, тогда составлял 150 человек». Этот факт говорит о высокой стабильности жизни и динамики развития поселка, хотя условия жизни были очень тяжелыми.
    За эти тяжелые условия жизни и платили неплохо. Благодаря высокому районному коэффициенту и северным надбавкам уровень заработной платы на Чукотке оказался значительно выше, чем в целом по стране и Магаданской области в частности. Высокая северная зарплата привлекала многих, в том числе и семью моей бабушки, которая поехала на север за заработком. Среди знакомых бабушки, «первыми из города Туапсе уехала семья Прибасневых, вызвавшая затем семьи Сотниковых и Селезневых, а Сотниковы вызвали Бережных. Полярный являлся закрытой зоной, попасть в которую можно было только получив вызов». Так семья Селезневых оказались на Полярном, о чем ни разу за свою жизнь не пожалела.
    В поселке работала ДЭС (Дизельная электростанция), состоящая из 18 дизелей по 500 КВт и двух по 1000 КВт, которая являлась главным источником электричества и теплоэнергии. Топливо на электростанцию завозили в летнюю навигацию и закачивали в шахты прииска Ленинградский. На этой станции работал мой дедушка, Селезнев Владимир Андреевич, и многие его друзья из города Туапсе. Один из них, Бережной Виктор Васильевич, был очень хорошим работником и стал в последствии бригадиром ремонтников. Сейчас у него плохой слух, как оказалось это профессиональная болезнь, хотя по его свидетельству «во время работы все дизелисты носили наушники, так как дизельные установки работали очень громко».
    В каждом доме, ввиду отсутствия подвоза дров, устанавливались электрические батареи. Но этого было недостаточно для обогрева комнат, мало того, электрические батареи приходилось отключать на день, уходя из дома, чтобы не случился пожар. Можно представить, какой холод был вечером в доме, если на улице было минус 50. Температуру воздуха на улице определяли только спиртовыми градусниками, так как ртутные не выдерживали столь низких морозов. Электрическим батареям помогали обогревать помещение печки, которые были в каждом доме и топились досками от ящиков из-под продуктов, подвозимых в магазины. Даже при протопленной кухне полы были настолько холодными что, как говорит моя бабушка, «борщ, поставленный на пол, за ночь промерзал до половины кастрюли». Однако мальчишки, проверяя стойкость друг друга проводили испытание силы воли и духа, прислоняясь языком либо к дверной ручке, либо к железу топора на лютом холоде. Конечно же, после такой глупости приходилось отогревать потерпевшего дыханием друзей, либо горячей водой, но мужчина уже состоялся. Такое испытание прошел и мой папа. Отсюда наверное, и стойкость духа и умение справляться с любыми жизненными проблемами.
    Вместе с людьми в таких суровых погодных условиях жили во многих домах собаки и кошки. Бережная Галина Михайловна вспоминает, что у них в доме «жил кот Кеша, а с 1977 г. по 1990 г. – собака Джек. Кот на улицу вообще не выходил, только если летом и то редко. А собака жила и на улице и в доме. Ее очень любил сын Анатолий. Нашу собаку не раз привлекали к участию в поисковых экспедициях, когда дети уходили в тундру без ведома взрослых, в зимний период. А вообще собак было очень много, их убивали и из их шкур делали шапки, в которых ходил почти весь поселок».
    Почта была единственным средством общения с материком. Моя бабушка, Ираида Ивановна, работала телеграфисткой на почте и по ее свидетельству «количество телеграмм принятых за день превышало сотни. Телеграфный аппарат не замолкал ни на минуту. Телеграммы соединяли Полярный с материком, так как писем зимой почти не было, потому что постоянно или нелетная погода, или дорогу от Мыс Шмидта заносило снегом и машина не могла проехать. Существовала еще междугородняя телефонная связь, но ей пользовались наиболее обеспеченные полярнинцы, потому что она была дорогой».
    В результате роста населения за счет эмигрантов коренные народы – чукчи, эскимосы, эвены – стали составлять менее 5 % общей численности населения. Местное население иногда заезжало в поселок, как рассказывает мой папа: «Не знаю почему, но чукчей не пускали в центральный магазин и они ездили к нам (на Шанхай) на конец поселка отовариваться. Продавщица конечно, радовалась несказанно, ведь они выгребали все, что стояло на полках, и она в один день делала месячный план, но после их ухода тут же закрывала магазин, потому что вонища стояла неимоверная. Родители нас пугали чукчами, как на материке цыганами, мол, увезут в тундру. А как хотелось прокатиться на олешках, тем более, что они не раз это предлагали, но мы боялись, что родители будут нас ругать».
    Вокруг поселка находилась тундра, куда очень часто жители коллективами выезжали на пикник, за грибами, которых было так много, что мне понравилось папино сравнение, «за один раз можно было накосить ЗИЛ». Все полярнинцы в один голос выражают свой восторг красотой природы, например Малыгина Марина Михайловна (Москва): «А красота тундры весной (!), которая покрывается ковром цветов, насколько хватает взгляда. А первые пуночки и шилохвосты после полярной зимы – разве можно передать восторг и радость, когда они появляются на севере». Сложно описать красоту природы крайнего севера, морошку, бруснику, оленей бегущих по тундре, реки, с кристально чистой водой, живность тундры. Как говорит мой папа: «Вы даже не можете себе представить какое удовольствие смотреть на всю эту красоту и вдыхать воздух, хоть и обедненный кислородом, но самый сладкий, самый неповторимо свежий и насыщенный ароматом цветов. Слышать щебет птиц, наблюдать за скачущими по тундре зайцами, бегающими оленями  и снующими туда сюда евражками, что-то вроде наших хомячков, только покрупнее».
    Бывало, что из этой тундры в зимний период приходили случайно проснувшиеся белые медведи, которых называли шатунами. Но так как охота на них запрещена, в поселке объявляли тревогу, и тогда запрещалось выходить из домов. Голодный медведь мог порвать человека на части. А в весенний и осенний периоды медведи были сыты и никогда не нападали на людей.
    Отдыхать и праздновать праздники полярнинцы умели, даже если погода не всегда позволяла. Малыгина Марина Михайловна (Москва) вспоминает о том, как праздновали «проводы зимы на 9 мая, когда зима еще и не собиралась заканчиваться, но с площади счищали снег, в помощь весне». И демонстрации проводились так же, как и по всей стране, 1 Мая и 7 ноября. Все праздники праздновались на площади, располагавшейся в центре поселка, на которой был поставлен памятник в 1972 г. в честь 50-летия образования СССР.
    В клубе устраивались праздничные концерты, подготовленные местными талантами. Гордостью Полярнинцев стал вокально-инструментальный ансамбль «Время», руководимый В. Твердохлебовым, и ансамбль «Полярные гитары». Как утверждает Ольга Бурейко (Санкт-Петербург) ВИА «Время» «ездил с концертами в соседний поселок Ленинградский и на конкурсы в Мыс Шмидта».
    Поселок посещали с гастролями артисты. «А еще я вспоминаю, как в поселок приезжала гипнотизер Ольга Мигунова. И все прорывались на сцену, так всем хотелось побывать под гипнозом», – рассказывает Марина Михайловна (Москва). – Очень часто проводились выставки кошек, а еще для старшеклассников проводились тематические вечера «Алые паруса» и на них устраивались различные конкурсы, например, на «Лучшую выпечку». Помню, как-то девчонки выпекали ежика с шоколадными иголками и корзину с клубникой и еще из заварных пирожных делали снеговика. Так же проводились у нас КВН и «А ну-ка девушки, устраивались военно-спортивные соревнования».
    Был построен крытый каток, на котором проводились хоккейные матчи между коллективами внутри Полярного и между поселками Полярный и Ленинградский.
    В клубе действовала литературно-музыкальная гостиная, клуб любителей литературы «Собеседник», клуб любителей музыки «Резонанс», музыкальный клуб «Форум», клуб «Малышок», работал кружок хореографии, каждую неделю поводились дискотеки и показывали привозимые фильмы.
    1975 г. был годом открытия двух школ: детской музыкальной школы и детско-юношеской спортивной школы, в которой работало много спортивных секций. Мой папа ходил на спортивную гимнастику и на областных соревнованиях занял 2 место, а 1 место досталось мальчику из этой же секции, который залез по канату быстрее папы всего на 3 секунды, вот какой был высокий уровень подготовки.
    Такой же высокий уровень подготовки был и в школе, в которой училось на 1982 г. 857 учеников. В каждой параллели было по 2-3 класса, а в каждом классе по 27 – 29 учеников. Выпускники Полярнинской средней школы № 1 сдавали экзамены и поступали в институты, например Бережной Анатолий, закончив в 1984 г. с легкостью поступил в Таганрогский радиотехнический институт, хотя по воспоминаниям многих полярнинцев учеба прерывалась в зимний период на длительный срок из-за количества выпавшего снега или пурги. Елена Янсон (Екатеринбург): «А помните, как ждали по радио объявления, когда шла пурга, что занятия в школе отменяются? И начиналось перемещение по общагам, одно, что пурга на улице. До сих пор помню, как молилась, что бы наши классы попали под отмену занятий, хотя школу любила».
    За ночь снега могло насыпать до 3 метров, «засыпало дома с крышей, – рассказывает папа, – и мы прокапывали под снегом траншеи к соседям для общения». Его самое яркое воспоминание детства, как он «с одного конца поселка на другой идет к школе по траншее, стены которой выше его роста, в полярную ночь и на небе ярко горят звезды. Чем ближе школа, тем звезды тускнее, потому что глаза начинают слипаться от мороза, и уже видишь только свет фонарей и идешь к заветной школе и к её теплым, манящим окнам. А когда приходишь в школу, то из-за сосулек на глазах сразу не раздеваешься, а ждешь, пока они растают».
    Мама папы выписала проектор и диафильмы по Посылторгу. «Для нас, детей, – вспоминает папа, – ввиду отсутствия телевизоров, это было такое большое событие, что на просмотр диафильмов у нас дома собиралась куча детей. Помню, что приходил Димка Андреев, Толик Сотников, Толик Бережной, Полищук Андрей и многие другие. Еще большим событием, был кинопроектор, который выписал отец Андрея Полищука, и у него дома также стала собираться детвора. Мы смотрели и пересматривали по 20 раз черно-белые комедии с участием Юрия Никулина».



    Источник: http://polyris.ucoz.ru/publ/10-0-0-0-1
    Категория: ИСТОРИЯ П. ПОЛЯРНЫЙ | Добавил: polyris (11.Август.2008) | Автор: СЕЛЕЗНЕВ ЕВГЕНИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ
    Просмотров: 2816
    Всего комментариев: 0
    Copyright MyCorp © Все права защищены. Разрешается републикация материалов сайта с обязательным указанием ссылки на авторов материала (указание автора, его сайта) и ссылки cледующего содержания: " http://polyris.ucoz.ru/ Клуб Друзей и Любителей Аляскинских Маламутов, Полярных Арктических собак и Севера"  2017 г. |