Вторник, 25.Июль.2017, 05:25
Приветствуем Вас Гость
Регистрация | Вход
RSS
ПОСВЯЩАЕТСЯ МУЖЕСТВЕННЫМ ПОЛЯРНЫМ ПСАМ .... (ПЕСНЯ НА ТЕМУ КИНОФИЛЬМА "БЕЛЫЙ ПЛЕН") 
 

ПОСВЯЩАЕТСЯ АЛЯСКИНСКИМ МАЛАМУТАМ - СЕСТРЕ ИРВИСА НОРДА - АВРОРЕ (БОГИНЕ УТРЕННЕЙ ЗАРИ)  И БРАТУ ИРВИСА НОРДА - АМРЕДУ - (СЫНУ ПОЛЯРНОЙ ЗВЕЗДЫ)
 
 

 


 
Меню сайта
Форма входа
Друзья сайта
 
 
 
 
    Статистика
    Наш опрос
    Оцените наш сайт
    1. Отлично
    2. Хорошо
    3. Неплохо
    Всего ответов: 27
    Мини-чат
    Страница 1 из 11
    Модератор форума: polyris 
    КЛУБ ДРУЗЕЙ И ЛЮБИТЕЛЕЙ АЛЯСКИНСКИХ МАЛАМУТОВ И СЕВЕРА » КЛУБ ДРУЗЕЙ И ЛЮБИТЕЛЕЙ АЛЯСКИНСКИХ МАЛАМУТОВ, АРКТИЧЕСКИХ СОБАК И СЕВЕРА » ЕЗДОВОЕ СНАРЯЖЕНИЕ » ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕЗДОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ (ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕЗДОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ)
    ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕЗДОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ
    polyrisДата: Воскресенье, 05.Октябрь.2008, 04:56 | Сообщение # 1
    Admin
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 647
    Награды: 4
    Статус: Offline
    ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕЗДОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ

    ПРЕДИСЛОВИЕ К СТАТЬЕ

    Уважаемые участники, я как и обещал начинаю новую тему. Мы как владельцы Полярных Арктических собак должны представлять на каком уровне упряжного собаководства мы сейчас находимся. Ездовое снаряжение включает в себя целый блок вопросов, на которые я и хочу обратить Ваше внимание. Мало видеть нарты или шлею, необходимо понимать их предназначение и особенности, знать общие этапы как развития этого снаряжения, так и этапы становления и развития упряжного собаководства в целом. Авторы: В.В.Антронова, М.Г.Левин разработали атлас упряжного собаководства и систематизировали его по развитию типов, народов, которые его использовали и соответственно конструктиву снаряжения. Интересно то, что в противовес их мнению о несохранившейся дугокопыльной нарты чукчей и эскимосов я приведу вам фотографии из экспедиции моего однакашника Юрия Буланова (фотографии его экспедиции вы видите на некоторых хедерах в модулях нашего сайта например: блог-дневник и гостевая книга). Кстати нажав ссылку под этими фотографиями вы можете посмотреть фотографии этой уникальной экспедиции.
    Статьи Андрея Самара познакомят вас с одной из самых знаменитых пород лаек - Амурской. Достаточно только вспомнить, что все Амурские лайки ушедшие в Антарктиду с Р. Скоттом, вместе с ним - героически погибли... Известный русский первооткрыватель Георгий Ушаков использовал специально эту породу для исследования Северной Земли и ее описания, будучи родом с Хабаровского края и соответственно зная рабочие качества и славу этих собак. Он очень тепло и с большой благодарностью о них отзывался. Многие качества Амурской лайки похожи на качества наших Аляскинских Маламутов. Статьи Самара в целом дублированные и с небольшими добавлениями.
    Все это Вы узнаете из опубликованной темы. Поэтому предлагаю Вам вот эти мои материалы из собственной библиотеки, с пожеланиями четкого и конкретного представления - что есть что, откуда происходит и какие особенности имеет.
    К сожалению, не могу оставить ссылки на источники - они разные и я их не сохранял, а вот авторов я сохранил. Фото буду загружать по ходу материалов немного позже, поэтому кому интересно, Вы можете их просмотреть немного позднее.

    С уважением, автор темы.

    ИСТОРИЯ И ОПИСАНИЕ УПРЯЖНОГО СОБАКОВОДСТВА

    Упряжное собаководство как вид транспорта имеет довольно большое значение в хозяйстве многих сибирских народов.
    В Западной Сибири оно развито слабо. Значительно большую роль собаководство играет в Восточной Сибири и особенно на Дальнем Востоке. Здесь оно известно во многих районах севера - между Енисеем и Леной, по Лене (нижнему течению), Индигирке, Колыме и их притокам, побережью Чукотского п-ва, п-ву Камчатке, Охотскому побережью, р. Амур (среднему и нижнему течению) и на Сахалине. Упряжное собаководство предполагает наличие ездовых собак, специально тренируемых и используемых только для транспорта, определенных типов собачьих нарт, собачьей упряжи, упряжки и методов езды на собаках.
    Наряду с упряжным собаководством на территории Сибири имеет место использование собаки в качестве подсобной тягловой силы. Если при упряжном собаководстве человек только управляет собаками, то при тягловом он сам помогает собаке тянуть сани (нарту). Тягловое собаководство несомненно является более древним. На территории Сибири оно в большинстве случаев принадлежит к исчезающим формам и не имеет четко выраженных типов нарт, упряжек, упряжи.
    Как упряжное, так и тягловое собаководство имеют свои особенности и могут служить объектом самостоятельного исследования, хотя они и очень тесно связаны между собой.
    Задачей данного раздела "Атласа" является описание типов упряжного собаководства; тягловое будет рассматриваться попутно, поскольку оно дополняет или разъясняет те или иные вопросы, связанные с упряжным собаководством.
    Наличие литературных источников, графических изображений и музейных экспонатов по XVIII в. дало возможность реконструировать некоторые исчезнувшие типы нарт и упряжи, проследить замену их новыми и т. д. Это нашло свое отражение в картах (они составлены для двух периодов: конец XVIII-начало XIX в. и конец XIX-начало XX в.) и в описательной и иллюстративной части "Атласа", которая также оформлена в виде двух разделов: упряжное собаководство Сибири в конце XIX и начале XX в. и упряжное собаководство Сибири в конце XVIII и начале XIX в.
    Из элементов упряжного собаководства в качестве основных нами рассмотрены нарта, упряжка (способ расположения собак) и упряжь.
    Для лучшего понимания дальнейшего описания прилагаем словарь некоторых специальных терминов, расположенных в алфавитном порядке.
    А л ы к - собачья лямка, шлея; алыком часто называется не только лямка, но и дополнительные поперечные ремни к ней. Баран - деревянная горизонтальная дуга впереди нарты или вертикальная дуга, прикрепленная к передней паре копыльев.
    В я з к и, в я з ы - поперечины, соединяющие два противостоящие копыла или головки полозьев (головной вяз).
    К л я п - застежка (колышек), служащий для соединения верёвок, ремней, цепей и т. д.
    К р е п л е н и е - способы соединения отдельных частей нарты. Различаются крепления: жесткое-все части нарты соединены неподвижно, при помощи пазов и шипов; мягкое - соединение частей исключительно при помощи ремней.
    Н а с т и л - доски или жерди, укрепленные на вязках.
    Н а щ е п- продольная жердь или брус, соединяющий верхние концы копыльев.
    О с т о л (оштол, прудило, прикол) - тормозная палка для управления собачьей упряжкой, внизу снабженная железным шипом или окованная железом.
    П о п е р е ч и н а - поперечный брусок, соединяющий концы полозьев спереди (головной вяз) или сзади.
    П о с т р о м к а - ремень, соединяющий лямку с центральным ремнем упряжки (потягом) или нартой.
    П о т я г - продольный центральный ремень собачьей упряжки.
    У п р я ж к а - способ расположения собак в запряжке.
    У п р я ж ь - совокупность приспособлений и предметов для запряжки собак (сбруя).
    Х о р е й - шест для управления оленями.
    Ц у г - запряжка собак гуськом и парами.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    УПРЯЖНОЕ СОБАКОВОДСТВО В КОНЦЕ 19 ИНАЧАЛЕ 20 ВЕКА

    ВОСТОЧНАЯ СИБИРЬ

    По всей территории Восточной Сибири, от р. Лена до побережья Тихого океана и Охотского моря, бытовала
    однотипная собачья нарта.

    Это длинная, довольно узкая нарта с прямыми копыльями и двумя дугами.
    К о п ы л ь я (три-четыре пары) укреплялись на двух полозьях, передние концы которых загнуты. К головкам полозьев и к первой паре копыльев прикреплялась горизонтальная дуга (так называемый "лежачий баран"). Каждая пара копыльев, ближе к вершинам, соединена поперечинами (вязками), на которые настилались доски (настил). По вершинам всех копыльев проходила жердь в виде дуги или две прямые жерди, по одной с каждой стороны, - н а щ е п ы.
    Пространство между настилом и нащепами оплеталось ремнями в виде сетки. Таким образом, из настила, нащепов и сетки получался род кузова. Часто в ездовой нарте устраивался еще "задок", или "спинка",-сетевое переплетение в задней части, возвышающееся над нащепами. Кроме горизонтальной дуги, имелась еще вертикальная ("стоячий баран"), которая прикреплялась к передней паре копыльев.
    Горизонтальная дуга служила для прикрепления потяга, а кроме того, выполняла роль буфера, предохраняя полозья от поломок при наталкивании на препятствия. Вертикальная дуга являлась своего рода рулем для возницы: соскочив с нарты, возница, держась за дугу, направлял нарту, удерживая ее в нормальном положении при крутых поворотах и т. д.
    К р е п л е н и е полужесткое. Копылья соединялись с полозом следующим образом: короткий конический шип, которым оканчивался нижний конец копыла, вставлялся в гнездо (мелкое углубление) на полозе. Так же соединялись вязки с копыльями: конические шипы на концах вязок входили в отверстия на копыльях; для большей прочности, так как шипы короткие, стыки дополнительно скреплялись ремнями. Остальные части нарт соединялись только при помощи ремней.
    Д л и н а нарт сильно варьировала (обычно от 2. 5 до 4 м), высота около 50 см.
    Для лучшего скольжения полозья зимой часто смазывали водой, чтобы на них образовался слой льда; весной же подбивали полосками китового уса (на Крайнем Северо-Востоке) или кости.
    Собачья упряжь представляла собой кожаную петлю-лямку с поперечной перемычкой посредине. В отверстие просовывалась голова собаки, так что перемычка ложилась ей на спину, а лямка проходила по бокам. К концам лямки прикреплялся узкий длинный ремень (постромка), который ложился собаке сбоку, для правой - слева, а для левой - справа. Этими ремнями собаки пристегивались к центральному ремню упряжки. Чтобы собака не сбрасывала лямку, ее прикрепляли маленьким кляпом к ошейнику. Эта разновидность упряжи носит название "косой".
    В. И. Иохельсон на фотографии, заснятой им в 1911 г. на западном побережье Камчатки, показал несколько иной способ ношения упряжи: в лямку просунута голова и одна передняя нога собаки. Пояснительных документов к фотографии не имеется, поэтому остается неясным, заснял ли В. И. Иохельсон реально бытующий способ упряжи или реконструировал его со слов населения. Практика пропускания ноги собаки в лямку, по-видимому, имела место на Камчатке в середине XIX в. и раньше.
    Наряду с "косой" упряжью в конце XIX и начале XX в. существовала более усовершенствованная - "прямая".
    Она состояла из тех же частей, что и "косая", но имела одну или даже две добавочных перемычки и снабжалась ремешком, проходящим под брюхом собаки. Преимущество ее перед "косой" состояло в том, что благодаря добавочной перемычке и подбрюшному ремню лямка не давила собаке на горло, в то время как лямка "косой" в случае большого натяжения ошейником сильно сдавливала горло. По этим причинам "прямая" упряжь в настоящее время совершенно вытеснила "косую".
    Все части упряжи изготовлялись из ремней, иногда обшивались материей и часто орнаментировались.

    Упряжка продольная.

    Центральный ремень (потяг) длиной от 6 до 12 м состоял из нескольких колен, соединенных короткими цепями, иногда кольцами. Одним концом потяг привязывался к середине горизонтальной дуги, но так, что оставался запасной кусок, который закреплялся завязки; к переднему концу потяга пристегивалась постромка передовой собаки. Остальные собаки располагались попарно - одна с правой, другая с левой стороны - и прикреплялись к потягу длинными постромками. При "косой" упряжи, чтобы собаки не сбрасывали лямок, каждая из них еще дополнительно пристегивалась к потягу короткой цепочкой за ошейник.
    П о с т р о м к и скреплялись с потягом при помощи кляпа, пропущенного через железное кольцо.
    У п р я ж к а состояла обычно из четырех-шести пар собак, не считая передовой, которая имелась не всегда. Передовая собака была наиболее выдрессирована.
    В о з н и ц а сидел с правой стороны, придерживаясь левой рукой за вертикальную дугу, а в правой держа остол - палку для понукания и остановки собак.
    Кроме остола, собаки управлялись голосом: имелись особые слова команды, к которым они были приучены. В некоторых районах при езде по глубокому снегу дорогу собачьей упряжке прокладывали лыжами.
    Описанное выше упряжное собаководство с особой нартой, характерной упряжкой (цугом) и упряжью в конце XIX и начале XX в. было распространено у приморских чукчей, эскимосов, оседлых коряков, ительменов, у северной группы якутов, у части юкагиров, у оседлых эвенов Охотского побережья и почти у всего русского старожильческого населения Северо-Востока Сибири.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    АМУРСКИЙ БАССЕЙН И ОСТРОВ САХАЛИН

    Упряжное собаководство в бассейне р. Амур и на Сахалине имело свои особые черты, характерные только для данной территории. Оно было совершенно сходно у всех этнических групп рассматриваемого района. Поэтому можно ограничиться описанием упряжного собаководства нивхов, как наиболее полно изученного.
    Собачья нарта нивхов, просуществовавшая в качестве ездовой до первой четверти XX в., имела следующие характерные особенности: прямые копылья, загнутые с обоих концов полозья и две горизонтальные дуги - спереди и сзади.
    Копылья - четыре-пять пар - поставлены вертикально. Каждая пара соединена вязкой. Загнутые концы полозьев спереди и сзади соединялись поперечинами. Нащепы проходили от передних концов полозьев к задними укреплялись на вершинах копыльев. Таким образом, из двух нащепов и двух поперечин получалась прямоугольная рама, которая застилалась продольно идущими прутьями; последние привязаны ремнями или пропущены через отверстия в вязках. Эта рама с прутьями образовывала площадку для сиденья и клади. Спереди и сзади к полозьям прикреплено по горизонтальной дуге.
    Крепление жесткое: отдельные части нарты скреплены таким образом, что концы одной части входили в просверленные отверстия на другой. Так, нижние слегка стесанные концы копыльев наглухо забивались в несквозные, но достаточно глубокие отверстия в полозьях, а для большей прочности в них сбоку вбивались деревянные гвозди.
    Для лучшего скольжения полозья подбивались полосками китового уса или кости. Длина нарты колебалась от 3 до 4. 5 м, примерная высота 30 см, ширина не превышала 45 см.
    Упряжка состояла из потяга, к которому на равном расстоянии друг от друга привязывались, чередуясь, собаки: если первая - слева, то вторая - справа, третья - опять слева и т. д. Потяг прикреплялся к горизонтальной дуге и с помощью двух дополнительных ремешков - к концам передней поперечины; иногда еще третий ремешок привязывался к середине поперечины (он являлся как бы продолжением потяга).
    Упряжь была крайне проста. Она представляла из себя петлю, которая надевалась на шею собаки и с помощью короткого соединительного ремешка пристегивалась к потягу. В XX в. для передовой собаки стали применять усовершенствованную упряжь. В ней, кроме обычной петли на шею, имелась еще вторая, которая обхватывала брюхо собаки; на лопатках обе петли соединялись вместе. В нарту обычно впрягалось шесть-семь собак. Возница сидел верхом, в руках у него имелось по тормозной палке, ноги располагались на лыжах. К задней дуге часто прикреплялся ремень, который возница привязывал к поясу или держал в руке. Это делалось на тот случай, чтобы остановить убегающих собак, когда возница соскакивал с нарты.
    Нарта, упряжка и упряжь подобного образца бытовали, помимо нивхов, у нанайцев, ульчей, айнов, орочей, частично у удэгейцев и негидальцев.
    В настоящее время народы Амурского бассейна для езды пользуются восточносибирской нартой, парной упряжкой (цугом) и "прямой" упряжью. Эти новые элементы упряжного собаководства появились на территории бассейна Амура не раньше конца XIX в. и постепенно вытеснили старые формы. Амурская нарта старого образца сохраняется у нивхов лишь для транспортировки небольших грузов, но применяется с восточносибирской упряжью и упряжкой цугом. Шейная упряжь и попеременная упряжка употребляются при использовании собак для тяги лодки бечевой.
    В.В.Антронова, М.Г.Левин

    Андрей САМАР

    Тунгусоязычные народы Амура с давних
    пор были собаководами. Наиболее ранние
    упоминания об этих народах зафиксированы
    в средневековых китайских хрониках, где
    обширный регион в долинах трех рек -
    Уссури, Сунгари и Амура - назывался страной
    собаководов. Действительно, в этом регионе
    собака широко использовалась в хозяйственной
    деятельности тунгусо-маньчжурских народов,
    в частности, нанайцев.

    Упряжное собаководство народов, населяющих регион р. Амур и о. Сахалин имело сходные черты, и поэтому было объединено в единый амуро-сахалинский тип упряжного собаководства. Он отличался от других сибирских типов в первую очередь конструкцией нарт. Амурская нар-та имела загнутые с двух сторон полозья, прямые копылья и достаточно узкое расстояние между полозьями, так как в амурскую нарту каюры садились верхом.

    Амурская собачья упряжь состояла из ошейника с подвязками, которые обхватывали собаку с боков. От вертлюга шел закрепленный к потягу поводок. Собаки в амурской упряжке располагались цугом или попеременно. Управлялась упряжка посредством команд каюра, а торможение упряжки - с помощью двух остолов, которые привязывали ремнями к копыльям и в нужный момент упирали в землю.

    С началом колонизации Дальнего Востока России, то есть с приходом русских, на Амуре и прилегающих к нему районах появился второй, восточносибирский тип упряжного собаководства. Возможно, распространение этого типа было связано с очередной волной миграций на Амур эвенков-оленеводов, которые, влившись в состав нанайцев, ульчей, удэгейцев, со временем утеряли оленеводство, став собаководами, а оленью нарту приспособили под собачью, несколько модернизировав ее. Восточносибирская нарта в отличие от амурской имела загнутые полозья только с одной стороны, была более широкой и вместительной. Большое распространение восточносибирская нарта получила с начала XX века в связи с развитием интенсивных торговых отношений народов Амура с другими народами Сибири. Нарта была более гру-зоподъемной нежели амурская, и в нее впрягали большее количество упряжных собак, до 15 животных. Собак в восточносибирскую упряжь впрягали попарно цугом, изредка впереди выставлялся передовик. На восточносибирской нарте амурские каюры перевозили почту, занимались частным извозом.
    В амурскую упряжку впрягали нечетное количество собак, от 3 до 11 животных. Первая пара собак от нарты называлась дэкэн последняя пара - хаморой инда, передовик - миориамди. В памяти нанайцев старшего поколения, к сожалению, не сохранились названия остальных пар собак. Вероятно, это было связано с резким уменьшением упряжных собак, и оптимальное количество их не превышало 5.

    Каждый каюр имел свой набор разнообразных команд, но со временем сформировались общие для всех каюров Амура: тах-тах-тах - вперед, прямо; кай-кай - направо; тэх-тэх-тэх - налево; тэи дуйлэ - подальше от берега; торо - стой; мочогуй - назад. Собака-передовик - самая умная и опытная в упряжке, она знала все команды каюра и обладала отличной ориентацией в пути. Именно к ней обращался каюр во время движения, и передовик, выполняя команду, увлекал за собой всю упряжку. Передовик особенно высоко ценился, и его вместе с охотничьими собаками содержали отдельно от нартовых собак в специально отведенном месте.

    Гонки на собачьих упряжках были очень популярны не только у нанайцев. Медвежий праздник у нивхов и ульчей, как правило, начинался с состязания многочисленных упряжек в скорости и выносливости. Для гонок на собаках использовались специально приспособленные для быстрой езды нарты - пара, пукчилэсу. Общее название амурских нарт - токи. Ездовые нарты отличались от охотничьих более легкой конструкцией, полозья крепились 3-5 парами копыльев бэгдилкэн. К первой паре копыльев крепилась вертикальная дуга, за которую держался каюр при движении, ее называли тонгман.

    Чрезвычайно богатая терминология названий частей нарты свидетельствует о той большой роли, которую играло упряжное собаководство в жизни нанайцев. Полевые исследования 1994 года в селе Найхин Нанайского района Хабаровского края позволили дополнить уже зафиксированные названия составных частей нарты: полоз - чангса, патан, подполозок - дакчица, нащеп - хулиэн, настил - дерси, копыл - бэгдилкэн, отверстия на нащепе для обвязки настила - сангарни, обвязка настила - дэрси уйцэни, вязка копыльев - палтохи, планка, соединяющая концы полозьев - норхо, кончик полоза - индюкэн, горизонтальная рейка, соединяющая концы настила - элэнгэ.

    Названия собачьей упряжи и ее составных частей для амурского и восточносибирского типов отличаются лишь в наименованиях хомутов: амурский назывался дямбо, восточносибирский - хала. В остальном названия частей упряжи одинаковы для обоих типов: подвязки хомута - селоптон, поводок - яки, вертлюг -макчихи, потяг - луксур. Вся собачья упряжка называлась - луксур индани. Собака в нанайском языке - инда.

    Во время праздничных поездок - свадьба, собачьи гонки на медвежьем празднике, в гости - всем собакам в упряжке надевали ошейник с ремнями на морде, на ремнях между ушами укреплялось украшение из крашеных ремешков или конского волоса - султан - гараха, торчащий вверх, к ошейнику прикреплялись бубенчики - конгокто.

    Важное значение в хозяйстве нанайцев имели различные кожаные изделия. Помимо изготовления одежды и других хозяйственных принадлежностей, кожа шла на изготовление собачьей упряжи; потяга, поводков, ошейников, ремней, подвязок. В восточносибирской нарте все узлы крепления состояли из кожи.

    Шкуру с шейной части лося или изюбря использовали для изготовления длинных ремней. Делали вокруг шеи два разреза кольцом: один - от основания затылка, а другой - от холки. Шкуру снимали чулком. Шерсть со шкуры удаляли, на несколько дней закопав ее в землю. С пропревшей в земле шкуры легко можно было удалить шерсть. Затем шкуру разрезали по спирали, получившийся ремень туго натягивали между деревьями и оставляли на несколько дней. Шкуру на ремни старались заготавливать весной, когда она могла хорошо проветриться, провялиться на весеннем ветерке и солнце. После просушки ремень опускали в жирный мясной бульон для смягчения. Удэгейцы кожу смягчали чумизным отваром или горячим нерпичьим жиром, сохатиными мозгами, сохатиной или медвежьей печенью. После этой процедуры кожу сворачивали в трубку, и через 1-2 суток начинали обрабатывать ее мялкой - кайнку, чочо или хайка. Обработанную кожу растягивали и скоблили скобелем - чусу, удаляя остатки мяса и мездры, и вновь обрабатывали мялкой. Для эластичности кожу растягивали на растяжке - кэдэлинку. Размятую кожу коптили, а затем снова мяли.

    Последующим этапом была обработка кожи обминанием мялкой - вэксу. Приамурские эвенки использовали для обминания кожи специальное приспособление, его изготавливали из твердой породы дерева или лосиного рога. Этот инструмент имел форму бруска с двумя округлыми ручками, посередине располагались два параллельных отверстия с острыми ребрами. Свободный конец ремня просовывался в два отверстия, и его с силой тянули по всей длине. Работали в течение дня. несколько раз сма-зывая жиром, лосиным или медвежьим. В результате проделанной работы получали достаточно мягкий ремень. Остальная часть шкуры шла на короткие ремни, которые служили для изготовления подвязок, обуви и т.д. По обе стороны позвоночника лося располагаются сухожилия, их после сушки расщепляли и вили из них крепкие нитки, которыми сшивали куски шкуры, шили собачью упряжь.

    Древесину для нарт заготавливали осенью или зимой, когда в деревьях прекращалось сокодвижение. Приготовленную высушенную древе-сину расщепляли на длинные бруски, из них из-готавливали полозья и раму нарт. Для отдельных частей нарт выбирали особые породы деревьев, обладающие такими свойствами, как гибкость, прочность, легкость и пр. Так, например, для копыльев - бэгдилкэн использовали комель тальника, потому что он обладал прочной, крученой структурой. Полозья и раму нарты делали из ясеня или березы. Для подползков нанайцы использовали расщепленную древесину черной акации. Она обладала плотной текстурой, и потому подползки довольно медленно стирались под воздействием льда и снега. Настил нарт набирался из тонких и гибких стволов тальника, обвязку настила делали из луба тальника или закрепляли кожаными ремнями. Все узлы крепления в нарте закрепляли рыбьим клеем и деревянными гвоздями. Амурские нарты отличались друг от друга по их хозяйственному назначению, но отличие было небольшим: количество копыльев в малой охотничьей и женской нарте - моольчой от 2 до 3 пар ножек нарт, в ездовой нарте от 3 до 5 пар копыльев.

    Рассматривая охоту нанайцев на пушного зверя, известный дальневосточный охотовед К.Г.Абрамов в своей книге "Промысловая лай-ка Приамурья", изданной в 1940 г., приводит причины, влиявших на низкое использование собак по пушному зверю. Ко второй половине XIX века на Дальнем Востоке сформировались меновые цены, где в качестве эквивалента использовалась шкурка соболя. Например, фунт пороха стоил 4 соболя, фитильное ружье - 6 шкурок, фунт свинца оценивался в одну шкурку соболя. Высокие цены на огнестрельное оружие и боеприпасы к нему влияли на использование собак на охоте по пушному зверю. Ситуация изменилась после второй половины XIX века, когда торговцы из России, Китая и Маньчжурии стали ввозить большое количество оружия и боеприпасов к нему: цены установились достаточно приемлемыми, и каждый охотник мог приобрести ружье или несколько.

    Амурская нарта

    Крепление копыла у восточно-сибирской нарты

    Восточно-сибирская нарта

    Основной рабочей специализацией амурской лайки являлась работа по крупному зверю: медведю, кабану и сохатому, а также работа в нарте, что определялось теми требованиями, которые предъявлял к ней хозяин. Несомненно, большую роль в этом направлении играл отбор, закрепляя в породе нужные рабочие качества. Из 57 амурских лаек Абрамовым было выявлено, что 49% лаек работают по крупному зверю, по пушному - 19%, по крупному и пушному -12%. В нартах и на промысле работают 67% и исключительно в нартах - 24%. Данные по амурской лайке, приведенные К.Г.Абрамовым, позволяют определить амурскую лайку, как зверовую и нартовую и, отчасти, как промысловую.

    Рабочая специализация собак определялась еще и наличием тех или иных промысловых животных, охота на которых превалировала над другими видами. Это обязательно сказывалось на рабочей специализации собак данной местности. Соответственно складывался характерный экстерьерный тип лайки. Например, в тех местах, где преобладала охота на крупных животных, собака отличалась крупным ростом и большой мускульной массой. В этой местности формировался характерный зверовый тип лаек. Собаки, охотившиеся в основном на мелких животных, отличались легкими, изящными формами.

    В конце прошлого века известные кинологи того времени А.Ширинский-Шихматов и М Дмитриева-Сулима закрепили за северными остроухими собаками название лайка. Большая предварительная работа в направлении изучения северных собак позволила кинологам разбить эту многочисленную группу собак на несколько разновидностей: зверовых, промысловых, оленегонных и ездовых лаек.
    На Дальнем Востоке, в Приамурье, лайка использовалась в двух направлениях: в качестве охотничьей и ездовой.Охотовед К.Г.Абрамов, исследовав и описав ее, дал местной породе лаек название амурская. Лайка этого региона, в силу своих двух основных рабочих специализаций, отличалась крупными размерами, крепким костяком и несколько растянутым корпусом.
    Кинологическая экспедиция 1939 года, направленная на изучение амурской лайки в удэгейском селе Бира на р.Анюй и нанайском селе Кондон на р.Хуин, и последующая работа с 1942 по 1944 гг. Кондонского племенного питомника амурской лайки позволила Абрамову описать экстерьер и рабочие специализации амурской лайки. Описание экстерьера и рабочих специализаций амурской лайки невозможно спутать со стандартом лаек других пород. Амурская лайка должна быть универсальной, то есть охотничьей и ездовой. В условиях горной тайги, где в основном расположены промысловые угодья нанайцев, глубокие заходы в эти бездорожные районы возможны были только на собачьих упряжках. Климатические и промысловые условия потребовали от собаки выдающихся физических качеств: она не должна быть громоздкой, так как предусматривается работа по крупному зверю в густых зарослях, должна быть сильной и выносливой (вес охотничьих нарт в среднем достигал 250 кг).
    Амурская лайка относится к большой семье северных остроухих собак, была распространена у тунгусо-маньчжуров и палеазиатов Амура - нивхов. Ареал обитания этой собаки в прошлом распространялся на Приамурье. Уссурийский край, Северную Маньчжурию, вплоть до Забайкалья. Несомненно, современный ареал амурской лайки в силу разных причин сузился и представляет собой разобщенные, немногочисленные пятна на некогда обширной территории ее обитания. О благоприятной ситуации в прошлом К.Г.Абрамовым были сделаны следующие выводы: "...несомненно, при относительной обособленности существования народов Севера породы их собак, хоть и велись стихийно, но в силу отсутствия посторонних примесей поле деятельности было предоставлено естественному отбору внутри самой породы; так как такое положение существовало в течение многих столетий, то понятно, что признаки экстерьера и рабочих качеств, присущих данной породе, могли выкристаллизоваться и закрепиться стойко, стать константными..." Ситуация в корне стала меняться в ХVII-ХVIII вв. с началом колонизации Дальнего Востока. С последующим хозяйственным освоением этого региона было завезено большое количество породных и беспородных собак и местные собаки стали смешиваться с завезенными собаками, теряя промысловые и экстерьерные качества. Амурская лайка подверглась этим изменениям по причине своего благоприятного географического положения. Река Амур является естественной судоходной магистралью, и долина реки представляла собой важное хозяйственное, промышленное и стратегическое значение. В силу этих причин в Приамурье хлынул поток переселенцев из России и Украины. Среди различных домашних животных они привозили с собой и своих собак, как правило, обыкновенных дворняжек. Так было до Октябрьской революции. Но с приходом Советской власти положение амурской лайки ничуть не улучшилось. По-прежнему пришельцы из далеких краев завозили своих любимцев и по-прежнему местные собаки стихийно с ними скрещивались, и в поголовье амурской лайки все чаще и чаще стали появляться вислоухие, малорослые метисы невообразимых окрасов и статей. Во многих селах Хабаровского края сельские власти неоднократно производили массовые отстрелы местных собак, объясняя эти акции беспривязностью и якобы бродячестью псов, а так-же угрозой различных эпидемий. В.К.Абрамов, сын автора книги "Промысловая лайка Приамурья", в одном орочонском селении, где находился по служебным делам, он вошел в дом местного охотоведа и увидел огромную кучу собачьих шкур. На вопрос о шкурах охотовед ответил, что это беспородные орочские собаки, а отстреляли их из-за боязни случайных вязок породных западносибирских лаек с местными собаками. Абрамов по шкуре и ушам узнал чистейших амурских лаек. вернее, то, что от них осталось. Приведенный случай далеко не единичный, во многих селах нанайцев, ульчей и нивхов подобное происходило достаточно часто. Амурская лайка ничуть не уступает по промысловым качествам другим шпицеобразным собакам в силу того, что здесь ее родина, и она прекрасно адаптирована в своей родной тайге.

    При всем разнообразии окрасов амурских собак у одного владельца упряжки часто были однотипные собаки лишь с небольшими отличиями в окрасе и росте. По этим причинам клички собакам нанайцы давали по окрасу. Нанайские каюры в кличках отмечали такие нюансы, как мушки над глазами, белая грудь, разновидности подпалин на шерсти. Приведем наиболее распространенные клички амурской лайки у нанайцев. Тэкиэн - черный, Чакоан - рыжий, Чагдян - белый, Куриэн - серый, Киактан - собака пестрой или темной масти, с пятном на лбу, Луку - лохматый, Анча - черный с желтыми бровями, Сахари - черный, Палкиан - темно-серый, Пуктэн - черный с белой полосой на лбу или белый с черной полосой на лбу, Карала - черный с белым подшерстком. У других народов тунгусоманьчжурской группы клички давались по тому же принципу, они отличались лишь небольшими диалектными особенностями, например, негидальская кличка собаки с белой шеей звучит как Мокал, а у бикинских нанайцев собаки с тем же окрасом - Мэлкэ.

    Амурская шейная упряжь

    Вертлюг (аумрская упряжь)

    Амурская упряжка (продольная, попеременная)

    Восточно-сибирская упряжка

    Алык с двумя перемычками (восточно-сибирская упряжка)

    Восточно-сибирская грудная упряжь


    Опыт традиционного собаководства выработал разнообразные приметы по отбору лучших щенков из помета. Считалось, что хорошая собака должна иметь хорошо прощупываемый у основания черепа выступ (соколок). Наличие на нижней челюсти нескольких длинных шерстинок, черного нёба, волчьего (трехгранного) клыка характеризовало ее будущие качества - злобу по зверю, вязкость и пр. Считалось также, что хороший охотничий пес должен выгнуться, как лук, когда его поднимали за хвост. Ездовую собаку определяли по черным подушечкам лап. Вполне вероятно, что длительные наблюдения за собаками, совместная работа на охоте и в упряжке позволяли нанайцам достаточно точно определять будущие рабочие качества своих питомцев. Если же прогнозы на охотничью собаку не оправдывались, ее использовали как ездовую.

    Приметы, по которым охотники определяли качества щенков, были обусловлены их дальнейшим использованием и соответствующей дрессировкой по их специализации. Дрессура начиналась с полугодовалого возраста, причем особого внимания к тренингу собак, как к сложному процессу, не придавалось. Устойчивый генотип, хорошая наследственность позволяла молодой собаке без труда раскрывать навыки и умение, заложенные сотнями поколений амурской лайки. Также успешно использовали натаску молодых щенков со старыми, опытными лайками.
    Амурская лайка очень доброжелательна по отношению к человеку. У нее открытый доверчивый взгляд. Отличается злобностью к зверю , хорошим знанием повадок промысловых животных. Тяжелые условия на промысле, работа по зверю, длительные переходы в нарте и суровый климат выработали у этих собак неприхотливость в пище и к условиям содержания.Традиционный корм собак на Амуре - вяленая рыба, сушеные костяки - кесоакта, также на промысле им скармливали тушки пойманных пушных зверьков и внутренности крупных животных. В ходе длительной совместной работы человека и собаки выработалась особая гармония в их отношениях: хозяин понимал насколько неоценима помощь четвероногого друга и в трудное время делился с ним последним.
    Немногочисленные исторические упоминания об амурской лайке создают мнение о ней, как о выдающейся собаке, внесшей огромную лепту в географические открытия. Достаточно вспомнить соперничество двух полярных исследователей - норвежца Амундсена и англичанина Скотта в своем стремлении достичь южного полюса Антарктиды. Известно, чем закончилось это соперничество, гонка упряжек эскимосских собак Амундсена и разноплановых транспортных средств Скотта, в число которых входили собаки из Маньчжурии, то есть амурские лайки.Все они, вместе со Скоттом и с героями его экспедиции, геройски погибли...

    Прикрепления: 4640022.jpg(275Kb) · 8480788.jpg(490Kb) · 7120168.jpg(505Kb) · 2503422.jpg(491Kb) · 4666418.jpg(503Kb) · 6692506.jpg(524Kb) · 2185906.jpg(496Kb) · 2353636.jpg(367Kb) · 1139657.jpg(429Kb)


    Весь напрягшись, он тянет вперед...
    И бросаеся в путь предстоящий...
    И он знает, что путь он пройдет!
    Как Полярный Пес Настоящий!
     
    КЛУБ ДРУЗЕЙ И ЛЮБИТЕЛЕЙ АЛЯСКИНСКИХ МАЛАМУТОВ И СЕВЕРА » КЛУБ ДРУЗЕЙ И ЛЮБИТЕЛЕЙ АЛЯСКИНСКИХ МАЛАМУТОВ, АРКТИЧЕСКИХ СОБАК И СЕВЕРА » ЕЗДОВОЕ СНАРЯЖЕНИЕ » ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕЗДОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ (ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЕЗДОВОГО СНАРЯЖЕНИЯ)
    Страница 1 из 11
    Поиск:

    Copyright MyCorp © Все права защищены. Разрешается републикация материалов сайта с обязательным указанием ссылки на авторов материала (указание автора, его сайта) и ссылки cледующего содержания: " http://polyris.ucoz.ru/ Клуб Друзей и Любителей Аляскинских Маламутов, Полярных Арктических собак и Севера"  2017 г.  |